Бесконечное приключение 3: Пиратская регата

Размер шрифта: - +

Глава 4

Глава 4

 

                Проходит несколько часов и нам открывается бухта Джакокутхи. Взгляд волей-неволей цепляется за массивные силуэты двух каменных фортов. От них буквально веет скрытой мощью, и каждый, кто в этом сомневается, может взять подзорную трубу, оценив собственными глазами впечатляющий набор торчащих из бойниц орудий. Некоторое время мне даже казалось, что вот в следующую секунду их заволокут клубы дыма и наш кораблик превратиться в очередную плавучую груду мусора. Но нет, стрелять в нас не стали, несущие службу солдаты лишь лениво покосились в нашу сторону и вернулись к своим делам. Паранойя это конечно самое полезное из душевных заболеваний, но все-таки заболевание...

Медленно пройдя между ними и войдя в бухту, мы бросили якорь. В порту стояли десятки кораблей, тут и там сновали мелкие лодчонки. И не успел наш якорь достичь дна, как несколько из них направились к нам. Впрочем, как вскоре выяснилось, в этом не было ничего опасного, всего лишь торговцы, наперебой предлагающие свой товар. Свежие фрукты, солонина, вино, чистая вода и много чего еще включая готовую пищу и девочек. Не удержавшись, мы с парнями взяли себе корзинку жаренных в масле крабов. Уж больно одуряющий от них шел аромат. Команда тоже решила себя порадовать вкусными мелочами. Данное поветрие не обошло и боцмана. Тот удобно устроившись на бочке, с явным наслаждением уплетал нечто похожее на апельсин переросток. Заметив наши удивленные взгляды, Уилфред ухмыльнулся.

– На берегу бухло, бабы, кости, не до фруктов будет. А вот пока стоим можно и порадовать себя.

Хех, в логике ему не откажешь.

Солнышко светит, водичка блестит, ветерок нежно шевелит волосы. Вкуснейшее крабовое мясо отлично идет под купленное здесь же медовое вино, лепота.

– Как же хорошо, что это не реальность.– С улыбкой сказал Вомбат, Хрустя панцирем очередной жертвы.

– Поясни позицию.– Я удивленно взглянул на него.

– Довелось мне читать, что в свое время в бухты обычно сливали сточные воды и прочую канализацию, да и остающиеся на кораблях товарищи не сильно стеснялись в реализации природных позывов. Плюс к этому тухлая рыба, всякий мусор, трупы неудачников, вот в портах и стояла та еще вонь.

Всем коллективом посоветовали ему убиться головой об фальшборт, что бы не портил день уважаемым флибустьерам. Тот в свою очередь сделал вид что обиделся и с удвоенной скоростью принялся за уничтожение лакомства. От процесса нас отвлекли приближающиеся шлепки весел. Выглянув за борт, Богатырь сообщил, что это именно тот, кого мы ждали. Ну да, мы же не просто из любви к вкусняшкам тут сидим. Мы ждем портового чиновника. А без его разрешения высаживаться на берег не желательно.

Поднявшийся на борт мужчина скорчил профессионально брезгливое выражение лица и с ходу выкатил сбор в пятьдесят пиастр. От такого безжалостного вымогательства мы, конечно же, возмутились, указывая на то, что стоянка в том же Сан Флибустьерас нам обошлась всего в десятку. На что, чиновник скривился еще сильнее и с апломбом заявил, что Джакокутха это нам не какая-то там забытая всеми богами дыра, а крупный торговый и политический центр. Так что либо мы платим портовый сбор, либо катимся на все пять сторон света. Мда, как ни крути, но вниз это тоже направление.

Большая часть команды осталась на борту Мужской силы, так как мы рассчитывали по быстрому обернуться, и сегодня же выйти в море. Время дорого, а уж на то, что бы вылавливать всех этих оглаедов по кабакам, его тем более не было. Помимо нашей пятерки на берег высаживался Уилфред с парочкой предельно звероватого вида громил в качестве охраны. Пусть поищет, где добычу можно пристроить повыгоднее. Хрен его знает, сколько этого старикашку искать будем, а так хоть на поиске покупателя время сэкономим. Хорошо хоть имя старого пирата известно. А вообще Блейд мог бы и указать название кантины, а то имеющееся описание чересчур расплывчато. Хотя Ирландец предложил обратиться за помощью к местным стражам правопорядка, уж кто-кто, а они должны знать все места, куда им при исполнении вход воспрещен. А пара монет с легкостью развяжет языки. Что же, звучит довольно логично. Первым делом так и поступим, хотя еще остается вариант с уличными мальчишками, если верить книгам этот контингент обязательно поможет в подобном вопросе.

Тройка затрапезного вида вояк, десятка монет, и нам стало известно месторасположение дюжины подходящих под описание заведений. Вот только разбросаны они были по всему городу, и что бы не тратить время зря, решено было разделиться.

Пара монет и черноногий мальчишка указывает мне дорогу к выпавшим на мою долю паре кабаков. Жаль, что о старом пирате он нихрена не знал, но будем надеяться, что хоть кому-то из нас повезет.

Удача мне улыбнулась в кантине Веселый висельник. Один старый, просоленный старикан с крюком вместо левой руки за кувшин вина поведал, что О'Коннели живет на улице серой масти. По его словам старый пират в последние годы совсем сдал и теперь крайне редко выбирается в город, предпочитая проводить время у себя дома. А потом, гадко хихикнув, предположил, что этот козел мог успеть здохнуть, а его труп медленно гниет в сортире. Мдя, этот тип явно не питает к О'коннели дружеских чувств. Ну все, дело сделано, информация найдена. А теперь к месту встречи, которое, как известно, изменить нельзя, ибо договорились заранее. Местом сбора клуба юных сыщиков была избрана площадь трех капитанов.

Получив на руки еще две монеты, довольный мальчишка исчез в хитросплетении кривых улочек, а я с некоторым недоверием разглядывал располагавшийся по ее центру фонтан. Точнее не сам фонтан, а украшавшую его скульптурную группу. По искусно выточенным из камня волнам шел небольшой кораблик, чью палубу полностью занимали три двухметровые статуи. Я даже принюхался. Да нет, вроде циретейлинкой не пахнет. А ведь, похоже. Вот только три изображенных в камне типа никак не напоминали легендарного русского правителя. Больно рожи у них были протокольные. У самого левого не хватало левой ноги, и он опирался на костыль, а на его плече сидел попугай с повязкой на один глаз и в треуголке с черепом и скрещенными саблями под ним. По центру возвышалась статуя высокого сухощавого и широкоплечего мужчины с длинной окладистой бородой подвязанной лентами. А справа от него ухмылялся худощавый тип с украшенной какой-то фенечкой банданой на голове, из-под которой торчало множество похожих на дреды косичек. Все трое держали в руках квадратные бутылки, из которых вверх били водяные струи. Кого-то они мне напоминали, но вот кого именно я никак не мог вспомнить. Подошел ближе, что бы прочитать надпись на борту кораблика.



Мацкевич Станислав

Отредактировано: 05.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться