Бесконечность ощущения

Размер шрифта: - +

Бесконечность ощущения

Ницца, 1972



      Казалось, нет прекрасней поры. Начало марта; наконец-то прекратились эти ненавистные дожди, и можно себя настраивать на веселье и солнечную погоду. Скоро начнут распускаться почки на платанах, проснутся и расцветут все растения. 

      Парк, который мне всегда служил успокоением после длинных и насыщенных ночных вечеринок, преображается буквально на глазах. Только вот нет того умиротворения у меня сегодня утром. Мир рухнул и разбился на мелкие кусочки, как бокал с вином из тончайшего стекла, да ещё испачкав ковёр моих мечтаний.

      Разбился о действительность, из‐за одной только фразы.

      - Кейтлайн, ты будешь прекрасной мамой. 

      Да уж, идя на обычный приём к семейному врачу с банальным отравлением, не предполагаешь же, что тебя так обрадуют.

      Ну, конечно, Паскаль. Он же ведь такой настойчивый. Всегда добивается того, что намечает. На карту его завоеваний была поставлена ни много ни мало строптивая и своевольная Лайни. То есть я. Кейтлайн Варнье, 19 лет, голубоглазая смуглая блондинка, студентка юридического факультета Парижского университета.

      Да, родители придут в экстаз от такой новости. Они ведь спят и видят, как же свести нашу девочку, наследницу Семьи Варнье, и наследника не менее знаменитого семейства Февр. Две ведущие строительные компании Франции, реализующие проекты по всему миру.

      Паскаль Февр, завидный жених Южного берега Франции, 23-летний кареглазый парень с волосами, как крыло ворона, недавно окончивший Архитектурную Академию.

      Я даже знаю, когда он привёл свой план в действие.

      Февраль, время Карнавала, время бурно празднующей и напивающейся до беспамятства молодёжи. 

      Повеселились мы на славу. Погода выдалась солнечная и на удивление сухая. После парада мы были уже изрядно поднабравшимися и горланили песни. Веселой немногочисленной компанией мы бесцельно бродили по городу, пока это высокорослое, самодовольное, целеустремлённое существо, собиратель женских сердец, не предложил нам поплавать на яхте. Ну, как же здесь отказаться, когда сам Паскаль Февр предложил? Халяву любят все. 

      Моё правое мягкое место чувствовало приключение, а разум твердил: «Лайни, остановись».

      Мои тараканы бегали за белочками. Пока белочки не надавали и серому, и белому веществу по шапке и не закидали орешками тараканов.

      Но нет же, когда я слушала мой здравый рассудок? 

      Ура-а-а-а, белочки победили, как всегда надеясь, что и в этот раз могучая рука судьбы не достанет мою задницу.

      Похоже, организовано и продумано было всё заранее и с размахом, как, впрочем, и всегда. Кто бы сомневался. Вечеринки на яхте Февр были обычным делом, и персонал был всегда готов принять любых гостей.

      Шумная компания веселилась бездумно, от души, и продолжала заливать в себя шампанское и вино литрами.

      Танцпол на яхте был оборудован по последнему слову техники. Со светоэффектами и дискошаром, ну и, конечно же, что неотъемлемо, громкой музыкой. Изрядно устав, опьянев от танцев и от немереного количества выпитого вина, я забралась на высокий стул за барной стойкой. Ко мне сразу же подсел Паскаль.

      Нет, не подумайте, что он мне был противен. Просто я не могла да и не хотела воспринимать его как мужчину. Скорее всего, я видела в нём старшего брата. Да ведь это и неудивительно. Мы выросли практически вместе, живя в одном из богатейших районов Ниццы.

      Район Симье в Ницце, расположен он на одноименном холме. В когда-то роскошном дворце Прекрасной Эпохи (Belle Époque) - отель Регина, построенный в 1896 году специально для английской королевы Виктории. Он стоит на самом краю холма, и из его окон открывается великолепный вид на море, практически всю Ниццу и на парк. Парк, по которому я иду в данный момент и пытаюсь придумать, как мне поступить в непростой ситуации. Парк, в котором находится музей Матисса, плавно переходящий в Имение Францисканского монастыря Симье и руины части строений находившегося здесь древнеримского города Семенелума - арена и термы.

      Да, Паскаль знает своё дело, незаметно для меня да, наверное, и для всей невменяемой студенческой компании мы плавно переместились подальше от любопытных глаз в спальню, находящуюся на верхней палубе яхты. А дальше…

      Проснулась я от ощущения тяжести на моей талии. Это было мое первое приключение в постели.

      Мой пробудившийся и опухший мозг заорал: «Ну, что, допрыгалась твоя Белочка! Мадмуазель Лайни, теперь точно твоя задница будет не только собирать орешки».

      Нет, я не хранила свою девственность. И вообще удивлялась, как это у меня раньше с кем-нибудь другим не случилось, при моём-то пофигистском ко всему отношении, на постоянных студенческих вечеринках, да ещё и в Париже.

      Единственное, что огорчает, так это то, что Паскаль ведь теперь точно не отстанет.

      Побродив по парку, посмотрев на мамочек, гуляющих со своими любимыми чадами, я бреду, одолеваемая неприятными мыслями, в Церковь при монастыре, дабы осмыслить всё и принять окончательное решение. Взвесить все "за" и "против".

      Нет. Я абсолютно не готова к ребёнку, да и семейные узы меня вообще не прельщают.

      Тишина, покой, умиротворение. Вот, что дарила мне эта обитель Бога. Запах ладана, такой привычный и ничуть не раздражающий меня прежде, стал мне очень неприятен. 

      Шаркающие шаги Францисканских братьев периодически, каждый в своём ритме, приходящих пообщаться с Богом, вызывают чувство бешенства. 

      Ну, нет, я не готова выдержать это состояние на протяжении 8 месяцев, а ведь это только начало. 

      Взбешённая, раздражённая, как мегера, да ещё и с подкатывающей тошнотой к горлу, я вылетаю, сбивая посетителей этого тихого места.

      Благо дело, идти до дома еще метров 300. Перейдя оживлённую дорогу, я направляюсь к подъезду своего дома. Даже живописная аллея с вековыми платанами, ухоженными и аккуратно подобранными в нежной гамме весенних цветов клумбами не смогла отвлечь меня от терзающих мыслей. 

      Ну, конечно, я удачлива, как утопленник. Подходя к подъезду, я вижу кого? Правильно. Самоуверенного и всегда добивающегося всего и вся Паскаля Февр.

      Господи. Ну, пожалуйста. Только бы пройти и быть не замеченной. Ведь я-то знаю свой характер. Ещё и с моим золотым настроением. Я сейчас сорвусь. Всё это время после проведённой совместной, моей ПЕРВОЙ, ночи мне удавалось всеми правдами и неправдами избегать встречи с НИМ!

      Та-дам, я победитель. Он меня ещё и остановил и дёргает за руку. Все чувства словно не мои. Я нахожусь в вакууме. Время для меня течёт словно видеоплёнка, поставленная на о-о-очень замедленную скорость.

      Он сгребает меня в охапку. Начинает мне что-то рассказывать о совместных планах и о будущем и, видя моё бешенство и нарастающий вихрь необузданных чувств, спрашивает: «Как дела?» 

      Эта была капля, переполнившая чашу моего терпения. Вся моя пружина чувств, которую я старательно закручивала на протяжении всего утра, не выдержала давления, и механизм больше не удерживает спираль. Все эмоции и слова вырываются наружу. 

      - Ты грёбанный эгоист. Твоими стараниями я теперь БЕРЕМЕННА. 

      Эмоциональное перенапряжение выливается в силу, на которую, я думала, не способна ни при каких обстоятельствах. Ведь я довольно хрупкого телосложения, да ещё и маленькая, всего 158 см. Паскаль же по сравнению со мной просто гора мускулов ростом под два метра. Глаза застилает пелена слёз. В голове, словно набат, отдаётся эхом обречённость. Тело напрягается, как струна, сердце набирает бешеный ритм. Рывок назад, и бег на свободу.

      Свобода. Не навсегда, только на несколько мгновений.

      Сзади только слышен испуганный окрик Паскаля.

      -Ла-а-айни-и-и, остановись!

      Удар, отсутствие боли или вообще каких-либо физических чувств. Лёгкость, приятная отрешённость: вот она, долгожданная свобода. И я парю, смотря на всё происходящее сверху.

      Суета, грузовая машина и моё тело, лежащее на асфальте.

      Стоп, я же не умерла? Или… 

      Сочные листья, уже не просто бледно-зелёные, а набравшие свой цвет в полную силу и вырабатывающие кислород. Роса, капельки воды, в которых отражаются лучи утреннего солнца. Кладбище Шато, которое расположено на нижнем плато холма.

      Отличный вид на море, как я и люблю. Процессия, которая уже расходится, оставляя букеты цветов. И молодой Паскаль Февр в солнцезащитных очках, что скрывают все его эмоции и переживания, сидящий на зелёной траве около свежезакопанной могилы. 

      Мы были бы прекрасной парой, если бы я дала нам шанс.

      Как развивалась бы наша жизнь, отношения, не произойди этот трагический случай, если бы ему удалось удержать меня? Меня больше это не интересует. Прощай, может быть, мы когда-нибудь пересечёмся.
 



Валентина83

#3242 в Мистика/Ужасы
#13380 в Разное
#3570 в Драма

В тексте есть: смерть, реинкарнация

Отредактировано: 24.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться