Беспокойное сокровище правителя

Размер шрифта: - +

Глава 6. Вопросы и ответы. Часть 2.

     – Так отпустите меня обратно к людям!

     – Нет, Вика, ты слишком дорого нам досталась, – голос мага, прежде просто ровный, стал жёстким и холодным. – Это исключено. Ты – наше сокровище, как и остальные девочки, которые возродят наш вид, не дадут ему исчезнуть. Прости, но вернуть тебя мы не можем.

     – Но я ведь смогу общаться со своей семьёй? Пожалуйста!   

     – Да, сможешь. Ты уже слишком большая, чтобы забыть их.

     – Я бы и в пять лет не забыла!

     – Зависит от того, как тебе всё преподнести. Детские умы податливы.

     – Это жестоко!

     – Нет. Мы делаем всё максимально мягко, стараясь нанести как можно меньший вред. Дети внушаемы.

     – А их матери? У которых вы забираете детей навсегда. Они тоже внушаемы? Думаете, мать сможет забыть своё дитя?

     – Сможет, если ей в этом помочь, – голос Ростислава стал не просто холодным, а ледяным. – Лёгкое ментальное внушение – и женщина уже не тоскует по ребёнку. Дочь получает прекрасное образование, её ждёт великолепное, в прямом смысле волшебное будущее, она вытянула счастливый билет, значит, за неё нужно порадоваться и отпустить. И сосредоточиться на остальных детях – как правило, излечившись от «бесплодия», женщины не ограничиваются одним ребёнком.

     – Надеюсь, в головах у моих родителей вы не копались?

     – Я не менталист. Могу многое, но не это. И, в любом случае, вмешательство не понадобится. Не забывай, что эта женщина тебя украла.

     – Не украла, а спасла. У вас не получится заставить меня думать иначе, даже если ваши менталисты мне все мозги переворошат!

     – Наши менталисты, – Ростислав сделал ударение на первом слове. – И ментальное вмешательство в отношении мага, кроме особых случаев, запрещено.

     – Это радует, – пробормотала с облегчением, потому что, хотя я и бравировала, но на самом деле опасалась, что меня и правда заставят забыть своих близких. – А почему? – не удержалась от вопроса.

     – Изначальный запрет возник потому, что это могло нанести вред – были случаи, когда подвергшийся такому воздействию маг терял часть своих способностей. А со временем это стало просто неэтичным – как для людей есть себе подобных.

     – А людей, значит, «есть» можно? – встретившись с холодным взглядом мага, отвела глаза. – Другой вид, всё ясно…

     – Им это не вредит. Не больше, чем гипноз. И мы стараемся этим не злоупотреблять.

     – А они ведь ваши родственницы. Пусть их отцы умерли или остались на Терре, но есть же братья, племянники. А вы им мозги промываете!

     – Их братья и остальные кровные родственники об этом родстве не знают. По той же причине, что я уже назвал – чтобы не переживать раннюю смерть своих близких. О чём не знаешь, о том не скорбишь. Мы ведём точный учёт, но эти данные известны немногим. Когда в девочке второго поколения просыпается магия, её ближайшие родственники об этом узнают, особенно если отца у неё тоже нет. Как минимум для того, чтобы избежать близкородственных браков. Но первое поколение считается людьми, да собственно, ими и является. И нет никакой необходимости их происхождение обнародовать.

     – Их просто бросают на произвол судьбы, – покивала я. – Люди же, не жалко.

     – Их не бросают. За ними присматривают и приходят на помощь, если это требуется. Вспомни рассказ о своей матери – выигрыш в лотерею, который помог ей уехать от опекунов, страховка мужа, о которой она не подозревала, похороны, оплаченные его коллегами. Думаешь, ей и правда, настолько везло?

     – Это вы всё организовывали?

     – Да. Во-первых, нам было нужно, чтобы ни она, ни ты, ни в чём не нуждались. Всё же, как ты верно заметила, Галина хотя и не была магом, но одной с нами крови, наше создание, мы несли за неё ответственность. Просто это делали те, кто не состоял с ней в кровном родстве. Во-вторых – мы в основном базируемся в центральном регионе, здесь почти все наши клиники, нам не нужно было, чтобы носительница оставалась за Уралом. Мы бы и дальше помогали, но случилось то, что случилось.

     – Ну, хоть что-то… – у меня всё равно в голове не укладывалось, как можно настолько отстраняться от своих родственниц только потому, что они – люди. Не умею я думать, как маг. Тут вспомнила ещё кое-что. – А у девочек второго поколения живые отцы есть? Которые не на Терре?

     – Есть. Не у всех, но поскольку вероятность того, что они окажутся магами, велика, то часть из нас, те, у кого самый высокий уровень, тоже стали донорами. Чем выше уровень родителей, тем больше шансов, что и у ребёнка он будет высоким, хотя это и не обязательно. Просто статистически именно так и бывает. И многие из живущих здесь, на Земле, уже стали отцами девочек-магов.

     – А у вас высокий уровень? – я посмотрела на чёрный камень в кулоне мага. Не знаю, что это означает, но явно выше моего, раз он вызвался за мной присматривать.

     – Девятый. Максимальный, – уточнил маг.



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 08.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться