Беспокойное сокровище правителя

Размер шрифта: - +

Глава 18. Бассейн. Часть 1.

 

День третий. Вторник

     – Вы и есть наш настоящий отец.

     Мы замерли, потом оглянулись и увидели стоящую в дверях веранды Алису. Она твёрдо смотрела на Ростислава, и хотя её слова вопросом не были, но этот самый вопрос всё же читался в глазах. Рядом появилась Олеся, глядя на мужчину с робкой надеждой. У меня мелькнула мысль, что недовольными подобным родством девочки не выглядели.

     – Да, – спокойно ответил мужчина, – я и есть ваш биологический отец. И собирался рассказать вам об этом завтра утром. Но как ты догадалась?

     Действительно! Вряд ли Алиса сделала такой вывод только из моих слов. В конце концов, Ростислав назвался девочкам опекуном, а их порой тоже папами зовут. И предложенный мною вариант лишь подтвердил то, что Алиса, по её словам, и так знала. Или догадывалась.

     – Мы знали, что у нас где-то есть отец, только не знали – кто он, – Алиса во все глаза рассматривала Ростислава. – Мы же искусственные, от анонимного донора, мы смотрели в интернете, что это означает.

     – Нам мама рассказала, что мы не от папы, когда он умер. Ну, не от папы Вити, – подхватила Олеся. – Когда она за дядю Валеру вышла, то велела нам его папой называть, а мы не хотели, а она сказала, что папу же мы так называли, а он нам тоже не родной был.

     – Сказала, что родного отца у нас вообще нет, потому что он – анонимный донор, и мы его никогда не увидим, поэтому всё равно, кого мы будем папой звать. Но мы всё равно не могли.

     – И дядя Валера сказал: «Не заставляй, пусть зовут, как хотят».

     – А потом, когда у нас ноут появился, мы узнали, что это такое.

     – А Вика сказала, что она тоже искусственная и поэтому маг.

     Я так сказала? Вроде бы, я как-то иначе выразилась, но вывод девочки всё равно сделали правильный, так что вмешиваться и возражать я не стала. Они так эмоционально и возбуждённо рассказывали о своём открытии, что перебивать их не хотелось.

     – И тогда мы поняли, почему в нас магия проснулась. Нашим биологическим отцом тоже был маг.

     – А вы взяли нас к себе, сказали, что наш опекун.

     – А зачем бы магистру, который среди магов самый главный, становиться нашим опекуном? Наверное, у вас и других забот хватает.

     – А ещё мы очень на вас похожи.

     – И родинка, как у нас!

Девочки дружно приподняли сзади волосы, которые, хотя и были короткими, но шею прикрывали. И там у обеих, немного выше седьмого шейного позвонка, красовалось по одинаковой родинке. А я слышала, что близнецов частенько по родинкам различают. С этими такой метод точно не сработает.

     С любопытством взглянула на Ростислава. Тот, повернувшись, показал родинку в точно таком же месте – её было видно, волосы правителя были стрижены гораздо короче, чем у девочек, просто я прежде внимания не обращала. А близняшки углядели, вот же глазастые!

     – Вот я и догадалась, что вы и есть наш отец.

     – А я сначала Алисе не поверила.

     – А ещё вы добрый и всё нам покупаете.

     – А потом Вика сказала про папу, и я тоже поверила.

     – А Вика тоже ваша дочь, да? Вы поэтому и её к себе взяли?

     – Она наша сестра?

     – Сестра – это хорошо, а вот братья такие противные!

     Тут близняшки, наконец-то, замолчали – то ли воздух в лёгких закончился, то ли ответа ждали.

     – Нет, Вика не моя дочь. Её отец был моим другом и перед смертью поручил мне позаботиться о его дочери, если в ней проснётся магия.

     – Жаль. Ты нам понравилась, – это Алиса мне.

     – Но у меня есть ещё две дочери, ваши сёстры. Надеюсь, вы подружитесь. И ни одного сына.

     – Круто! – это уже близняшки хором.

     – Думаю, у вас ко мне ещё много вопросов, – девочки дружно кивнули. – Давайте зайдём в дом и поговорим.

     Пока я варила пельмени и накрывала на стол – даже пальцем не пошевелив, вовсю используя свою магию, по которой успела соскучиться за эти дни, – Ростислав рассказал дочерям укороченную и адаптированную для детского понимания версию появления магов на Земле после катастрофы на Терре, благоразумно обойдя тему «селекции» и «первого поколения».

     Всё, что для себя вынесли из этого рассказа девочки, это то, что маги становились донорами спермы для «искусственных» детей – что это значит, они давно выяснили, пытаясь разобраться в своём нестандартном происхождении, которым в последние годы мать всё чаще их укоряла, словно это был собственный выбор девочек. И если в таком ребёнке просыпалась магия – его забирают в специальную «волшебную» школу.

     Вопросов, почему маги просто не женятся на человеческих женщинах, если своих нет, у девочек пока не возникло. Их больше восхищал сам факт того, что они теперь «волшебницы» и будут учиться в школе, о которой мечтают все дети, прочитавшие или посмотревшие Гарри Поттера. Плюс – у них появился отец-магистр, который покупает им подарки. Они были в восторге от происходящего, но явно до конца не осознали, насколько изменилась их жизнь. Что это не сказочное приключение, не волшебные каникулы, это навсегда.



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 08.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться