Беспокойное сокровище правителя

Размер шрифта: - +

Глава 23. Поцелуй. Часть 1.

День тринадцатый. Пятница

     Я замерла, не в состоянии осмыслить происходящее. Ростислав меня целует… Нет, даже не так – меня целует сам правитель магов. Вот прямо на самом деле – прижался своими губами к моим и… целует. По-настоящему!

     Но это же невозможно. Он не может… Это же… Ну, не бывает так! Потому что… потому что…

     Мысли спутались, я отвлеклась на незнакомые, но на удивление приятные ощущения. Губы мужчины играли с моими, поглаживая, посасывая, и это было так ново, необычно, и задевало какие-то струнки – или нервные окончания, о которых я и не подозревала, – что думать о правильности или неправильности этого поцелуя уже не хотелось.

     И в этот момент Ростислав отстранился. Стало даже немного жаль – хотелось получше «распробовать» эти новые ощущения. И тут же нахлынул стыд – о чём я думаю?! Щекам стало горячо – похоже, я покраснела. Хорошо, что в комнате темно, в свете неполной луны видны лишь наши силуэты.

     Хотя лица Ростислава я тоже не видела – а это плохо. Можно было бы хотя бы попытаться понять, зачем он это сделал.

     – Как ты считаешь, – спросил он, всё так же держа меня на коленях и, по сути, в объятиях, даже не пытаясь отстраниться, – я бы сделал это, если бы сам не захотел?

     – Ааа? – это единственное, на что меня хватило. Слов не было, были лишь мечущиеся обрывки мыслей.

     – Запомни, Вика, ты – очень привлекательная девушка. И забудь слова глупого мальчишки.

     – Но… – что я хотела сказать, спросить, возразить – я и сама не знала.

     – Но сейчас тебе нужно поспать. Утром мы поговорим обо всём – и о твоём путешествии, и о телепортации и, если захочешь, об этом поцелуе. Но не сейчас.

     С этими словами Ростислав провёл ладонью над моей головой, и волосы высохли, потом убрал с подушки полотенце, мокрое от воды и слёз, переложил меня на кровать и легонько, едва заметно, коснулся губами моего приоткрытого то ли в удивлении, то ли в попытке возразить, рта. И исчез.

     А я осталась, слегка возмущённая тем, что мне предлагается спать после такого! Да я же теперь ни за что не усну. Я же буду вертеться и думать – как? Почему? Зачем? Это и правда случилось? Так же не бывает!

     И ни за что не усну!

     Это было моей последней связной мыслью. В сон я провалилась мгновенно, словно в яму.

 

     Утро для меня началось ближе к обеду. Во всяком случае, именно об этом мне сообщили яркие лучи солнца там, где их по утрам не бывает, а часы на мобильнике это подтвердили. Я встала, чувствуя себя удивительно хорошо – выспалась, ничего не болело, хотя после непривычного марш-броска могло бы.

     И настроение было отличным. А ведь ещё вчера я рыдала от обиды, от болезненного осознания своей ущербности. А сейчас хотелось улыбаться и напевать. Неужели всего один поцелуй перечеркнул все мои горькие мысли и вернул уверенность в собственной нормальности и полноценности?

     Поцелуй… Я слегка смутилась, вспоминая его, может, потому, что уж от кого-от кого, а от правителя подобного никак не ожидала. Он всегда казался мне таким… далёким, что ли. Нет, он был рядом почти постоянно, занимался со мной, обучал, беседовал, утешал, если было нужно, заботился. Но я воспринимала его как опекуна, не более.

     И мне и в голову не приходило, что он возьмёт – и поцелует меня. По настоящему, в губы, а не в макушку, утешая, словно ребёнка. Поцелует, словно девушку, которая ему нравится.

     Это было так странно, необычно, непонятно. Но приятно. Уж самой-то себе врать не стоит – мне понравилось. Раньше я часто гадала, каким окажется мой первый поцелуй, теперь знаю. И хотя он оказался совершенно неожиданным, совсем не таким, как я себе намечтала, читая книги и глядя мелодрамы, но никакого чувства разочарования не возникло.

     Лишь удивление. И от своей реакции – тоже.

     Нет, я видела, что Ростислав – интересный мужчина, я же не слепая. Но относилась к этому совершенно спокойно, может, с крошечной ноткой гордости, когда замечала, что фигура у него гораздо мускулистее, чем у других магов, которых я видела у реки. За это время я начала воспринимать Ростислава не то чтобы своей собственностью, но близко к тому, а когда своё чем-то превосходит чужое, это всегда приятно, верно?

     Или мне так было проще? Не видеть в Ростиславе мужчины, как объекта для влюблённости. Удобнее. И я подсознательно старалась воспринимать его опекуном, учителем, «магистром», но не мужчиной? А этот поцелуй словно глаза мне открыл? И потому так понравился?

     Почему-то мне казалось, что пытайся меня так же поцеловать кто-то другой, например, Геннадий Владимирович, хотя нет, он не в счёт, он же женат, ну ладно, пусть Даниил Андреевич, я бы его сразу оттолкнула, хотя он симпатичный мужчина. Или Марк с Николаем, те маги, что вместе с нами забирали близняшек. Почему-то я уверена, что и их поцелуи мне бы не понравились. Вот уверена – и всё! Меня даже передёрнуло, когда представила поцелуй с ними – а они тоже очень даже интересные мужчины.

     Так что же получается? Мне понравился поцелуй Ростислава, потому что мне нравится он сам? Как мужчина нравится? Или… или мне понравился поцелуй, и поэтому кажется, что нравится Ростислав? Но мне же он правда нравится, он хороший, заботливый, добрый, внимательный. Но… разве этого достаточно? Мало ли добрых и заботливых?



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 08.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться