Беспокойное сокровище правителя

Размер шрифта: - +

Глава 25. Жуки. Часть 2.

     – Код «Радуга», курсант. Слушай мою команду.

     – Слушаю, прапор, – тут же откликнулся брат. Всё его недовольство и расслабленность как корова слизала.

     – Бери мощный фонарик и дуй на велосипеде к ближайшему картофельному полю. Телефон не забудь. Будешь на месте – кинь дозвон. Перезвоню, у меня безлимит.

     Ростислав подключил мой телефон к новому оператору со специальным тарифом для магов. Звонить можно куда угодно, разговаривать сколько угодно – всё оплачивает ЦУМ. С интернетом – то же самое. Поэтому Серёжке нет смысла тратиться на звонок мне, может, он вообще теперь междугородний. Номер-то остался прежним, а вот остальные детали я уточнить не догадалась.

     – Ага, сейчас, – откликнулся брат, потом спохватился: – Есть, командир. Будет сделано.

     И отключился. Я не сомневалась, что сейчас он лихорадочно собирается, торопясь исполнить приказ. Код «Радуга» – это вам не какой-нибудь жёлтый или даже красный, это серьёзно!

     Когда мы только переехали на ферму, меня не сразу, но всё же приняли в общую игру, в которую мои троюродные играли уже много лет. Что-то среднее, между «войнушкой» и «шпионскими играми». Тайные коды, тайные фразы – которые, похоже, прекрасно понимали все взрослые, хотя именно для них это и должно было быть тайной, – секретные операции, важные задания.

     Изначально курсантом была я, но когда в игру приняли Серёжку, меня повысили до прапора. Не до прапорщика, а именно так, в честь пингвина из мультфильма «Мадагаскар». Я своим званием очень гордилась, оно казалось мне круче всех этих маршалов, генералов и командоров, которыми щеголяли старшие. Поскольку к тому времени, как подросла Любашка, большинство участников «армии» повырастало, и игра заглохла сама собой, Серёжка навеки остался «курсантом».

     Я понимала, что сейчас сделаю то, что мне делать запретили. Причём дважды – не магичить для фермы и не делать этого удалённо без очень серьёзной причины. Но лично для меня возможность потерять урожай – причина максимально серьёзная, форс-мажор, по сути. И я должна сделать всё, что в моих силах, хотя нагоняй от правителя всё же предчувствовала.

     Впрочем, оставалась крохотная надежда, что он вообще не узнает. В конце концов, чтобы слегка изменить «состав» ботвы, сделав её ядовитой для вредителей, нужно гораздо меньше сил, чем ту же картошку вырастить. Ну, потрачу я половину своих «канистр», ну, даже если три четверти – всё равно ещё порядочно останется. А завтра суббота, занятий нет, и если Ростислав не станет специально проверять мой уровень – может быть, и не догадается, что я нарушила его запреты.

     Понимая, что времени это может занять немало, разобрала кровать, улеглась поудобнее – благо, душ приняла ещё до ужина, после речки, – и тут же пришёл дозвон от Серёжки. Перезвонила.

     – Прапор, я на месте, – брат продолжал придерживаться правил игры.

     – Молодец, курсант, – почему бы и не подыграть? – Подойди к первой от дороги полосе, к левому углу, и наблюдай. Потом скажешь, что происходит.

     – Есть, командир!

     Я закрыла глаза и мысленно представила ряды картофельной ботвы. Маленькие, сантиметров в пятнадцать, ростки, с пока ещё небольшими, аккуратными округлыми листочками. Выбрав крайний, мысленно приказала ему стать ядовитым.

     – Что-нибудь происходит?

     – О! С углового куста несколько личинок упало, а два жука перелетели на соседний ряд.

     Хорошо и плохо. Хорошо, что получилось, плохо, что взрослые жуки не сдохли, а лишь улетели. И сразу два на таком маленьком кустике – многовато, видимо, и правда, со всей округи к нам ломанулись. Ладно, лиха беда начало. Я мысленно поднялась над полем, чтобы видеть его целиком, и дала команду уже целому ряду.

     – Ого! Взлёт жуков приобрёл массовый характер, – Серёжка пытался выдержать взятый тон, но у него не особо получалось. – Они драпают, Вик, удирают. И красные сыплются, как переспелые яблоки. Круто!

     – Наблюдай за крупными. Скажешь, когда с поля улетят все. Ну, со всех кустов взлетят.

     – Ага!

     И пошла работа. Я мысленно шла, ряд за рядом, слушала доклад брата – всё работало. Закончив с одним полем, поняла, что устала, словно вырастила его целиком. Ростислав о таком предупреждал, потому сюрпризом для меня это не стало. Ничего, сил у меня много, справлюсь.

     Второе поле, третье. Я порадовалась, что заранее легла в кровать. Четвёртое. Осталось последнее. Ничего, справлюсь. Осталась половина поля. Из носа потекло. Лизнула – кровь. А я даже не догадалась салфетки или полотенце прихватить. Стала вытирать ладонью, чтобы на подушку не попало. Осталось чуть-чуть совсем, нужно доделать.

     Готово! Я сумела. Я это сделала!

     – Всё, Вика, всё! – судя по голосу, Серёжка того гляди в пляс пустится. – Все улетели. С самого последнего ряда. И личинки валяются. Ковром просто! Вика, ты чудо. Как ты смогла?

     – Это можно и на расстоянии делать, – языком шевелить стало почему-то очень сложно. – Езжай домой, курсант. Благодарю за службу.



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 08.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться