Беспокойное сокровище правителя

Размер шрифта: - +

Глава 29. Отвергнутая. Часть 1.

 

День четырнадцатый. Суббота

     – Да, Олеся оказалась в нужном месте в нужное время, – кивнул Ростислав, не догадываясь, какое ошарашивающее открытие я только что сделала. – Хотя, конечно, лучше бы ты поняла, что он из себя представляет, как-нибудь… помягче. Щадяще. Чтобы не пришлось пережить такой шок.

     – Да, обидно было, очень, – заталкивая своё новое знание поглубже, чтобы обдумать и осознать потом, когда останусь одна, я вспомнила, что чувствовала в тот момент. – Но всё же хорошо, что я не успела в него на самом деле влюбиться – тогда было бы ещё и больно. А так – ещё и новый дар проснулся.

     – Новый дар, это, конечно, замечательно, но в данный момент совершенно бесполезно, – в голосе мужчины слышался лёгкий упрёк, его пальцы привычно прижались к моему виску, диагностируя. – И бесполезно будет ещё пару дней, как минимум.

     Рука, бесстрастно касавшаяся меня, не отстранилась, а скользнула по щеке, скуле, потом в волосы и в итоге легла на затылок. Вторая уверенно обвила талию, и вот уже лицо Ростислава совсем рядом. В предвкушении, я закрыла глаза – наконец-то!

     – Я мечтал об этом весь день, – шепнул он, прежде чем поцеловать.

     О, как же это было чудесно! Это был не первый наш поцелуй, но первый с того момента, как я осознала, что именно испытываю к мужчине, держащему меня в объятиях. А он? Что чувствует он? Ростислав говорил, что его влечёт ко мне, это, конечно, не любовь, не бывает же так, чтобы раз – и оба сразу влюбились. Но это хорошее начало…

     Губы мужчины стали настойчивее, и мои мысли куда-то делись. Я погрузилась в это, прежде незнакомое мне удовольствие, учась у Ростислава, у его умелых губ и языка, как получать и самой дарить эти чудесные ласки.

     Не знаю, сколько прошло времени, когда маг вдруг напрягся и отстранился от меня. Недовольно застонав, я потянулась за его губами, а поняв, что продолжения, кажется, не будет, открыла глаза, а потом обернулась, чтобы увидеть, куда он так напряжённо смотрит.

     От входной двери к лестнице на второй этаж, по стеночке кралась Людмила. Поняв, что обнаружена, она замахала на нас рукой – в другой держала босоножки, видимо, разулась, чтобы неслышно проскользнуть наверх.

     – Продолжайте-продолжайте, я не хотела вас отвлекать, – пробормотала она, после чего рванула к лестнице бегом, поскольку красться смысла уже не было.

     – Кажется, мы немного увлеклись, – растерянно пробормотал Ростислав, и, взглянув на часы, я осознала, что мы сидели и целовались очень долго.

     А так бывает? Чтобы больше часа целоваться и этого не заметить? А так же того, что сижу я уже не на диване, а не коленях мужчины, причём верхом, лицом к лицу, чтобы удобнее было целоваться. И мои руки – в его волосах, устроив в них жуткий беспорядок, а одна из рук Ростислава – на моей голой спине, под футболкой.

     – Ох, – только и смогла выдохнуть, осторожно выпутывая пальцы из его волос. А они, оказывается, волнистые, просто прежде были так уложены, что это в глаза не бросалось. Мимолётно подумала, что близняшки унаследовали от отца не только цвет волос, но и кудри тоже.

     – Ты в порядке? – чуть встревоженно поинтересовался правитель, тоже убирая руку у меня из-под футболки. Вторая, на моём затылке, осталась на месте.

     – Да, – я кивнула, потому что, если не считать некоторой растерянности, была и правда в порядке.

     Мне понравилось, я хотела бы, чтобы Людмила вообще домой не возвращалась этой ночью, а мы бы целовались и целовались… Никогда прежде не понимала, как подобное занятие может нравится, читая книги, на подобных сценах лишь пожимала плечами, считая, что автор описывает все эти долгие поцелуи лишь для красного словца. Но, наверное, если любишь, то всё меняется.

     – Нам обязательно нужно будет поговорить, но не сейчас, – Ростислав смущённо улыбнулся. – Я и так едва контроль не потерял, а это неправильно. Не то место, не то время. Завтра, хорошо?

     – Хорошо, – кивнула я, не очень понимая, о чём он. Но я не против. Надо поговорить, значит, поговорим, завтра – значит, завтра. А сейчас мне бы осмыслить всё, что узнала и поняла сегодня. Хотя очень жаль, что нельзя продолжить то, что прервало появление Людмилы.

     Но когда я уже собралась ложиться, в дверь тихонько постучали. Пригласила войти, немного удивлённая, – с Ростиславом мы минуту назад расстались у моей комнаты, а близняшки с Олей обычно влетали ко мне без стука. Я относилась к этому спокойно – привыкла, будучи старшей из четверых детей.

     Это оказалась Людмила. В принципе, можно было догадаться методом исключения.

     – Я поговорить, – шепнула она, и я приглашающе похлопала по кровати, садись, мол. Наверное, это что-то важное, что до утра не потерпит, значит, поговорим. – Просто завтра вечером нам в школу возвращаться, а до этого вокруг куча народа будет, наедине не остаться.

     – О чём ты хотела поговорить? – с лёгким замиранием сердца спросила я, очень надеясь, что об Оле. Или о близняшках. Или хотя бы об истории со Снежкой – вдруг узнала как-то.



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 08.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться