Беспокойные будни тёмного архимагистра. Магакадемия 1

Размер шрифта: - +

Глава 8

«Мне уже здесь нравится!» – Альвинора с удовольствием оглядывала библиотеку.

Аль ожидала от академической обители знаний тяжёлых дубовых столов, мрачности, строгости и чопорности, но была приятно удивлена, когда увидела изящную резную деревянную мебель светлых оттенков, лёгкие занавески на больших (чуть ли не в пол) окнах, картины на стенах и много естественного света. Здесь хотелось находиться. Не было чувства удушья, будто стены сейчас погребут тебя под собой, а заодно обрушат на несчастную жертву собственного произвола все те фолианты, которые разложены на полках в огромном количестве.

Недалеко от входа находился стол библиотекаря. Аль, как это часто бывало прежде, ожидала увидеть пожилую матрону или седого сварливого старичка, который невероятное количество раз подойдёт к тебе, отвлечёт от чтения и напомнит, что с книгами нужно обращаться бережно. Как ни странно, здесь библиотекарем оказалась молодая девушка. Альвинора с уважением посмотрела на неё. Если бы сама Аль не хотела с детства стать учителем, то точно пошла бы в библиотекари. Что может быть лучше, чем находиться целый день в окружении огромного количества интереснейших книг, да ещё и на законных основаниях?!

Приглядевшись, Альвинора поняла, что девушка – оборотень. Её выдавали глаза. Если Аль не ошибается, то библиотекарь – сова. И именно эта птица считается символом мудрости.

«Да уж! Тут и удивляться нечему. Они нашли друг друга – сова и книги», – мысленно улыбнулась Аль, уверенная, что обязательно подружится с любительницей знаний.

Стоило им подойти, библиотекарь вежливо поинтересовалась, по какому они вопросу. Альвинора представилась и заполнила библиотечный бланк, а потом протянула список с необходимыми книгами. Девушка быстро его просмотрела, попросила немного подождать и исчезла за дверкой неподалёку, на которой значилось «Хранилище».

– Осмотрись, пока есть время, – предложил Верманд.

Альвинора так и сделала. Она прогулялась по проходу, попутно оглядывая и познавая новую территорию. Помещение было разделено на несколько секций, в каждой из которых стояли столы и скамьи. И было множество книг на полках, разумеется. Аль обратила внимание, что первая от входа секция нейтральна, в ней преобладали бежево-коричневые тона. Следующие три отделаны под цвета факультетов, а последняя гармонировала с тем загадочным символом удачи, что красовался на гербе академии.

– Книги, которые нельзя выносить, находятся в читальном зале, – оборотень снова взял на себя роль гида, за что Альвинора была ему благодарна. – Поскольку адепты получают всестороннее образование, нет отдельных залов по факультетам. Как видишь, есть просто специальные секции, где находится соответствующая конкретному факультету литература. Однако этими книгами успешно пользуются и представители других факультетов, если им нужно. Предусмотрена также секция общей литературы, – он указал на ту секцию, которую Аль условно назвала «нейтральной». – Есть также книги, которых нет в свободном доступе, они находятся в специальном хранилище и выдаются по требованию. Чтобы их принесли, нужно сделать запрос.

Альвинора слушала объяснения, а сама попутно изучала диковинную дверку, на которую сначала не обратила внимания:

– А что это за дверь?

– Заметила-таки? – и взгляд у парня хитрющий-хитрющий. – Заклинание для отвода глаз сегодня на обновлении, поэтому тебе повезло её увидеть.

– Так что это такое? – не отставала Аль. Слишком уж большой таинственностью веяло от этой загадочной дверки.

Верманд покачал головой, очевидно, пеняя на женское любопытство:

– Закрытая секция. Вход только для избранных. Туда лучше не суйся: долбанёт охранным заклинанием так, что в лазарете окажешься. А потом можешь даже из Академии вылететь.

– Там что-то настолько секретное? – как ни странно, но Альвиноре стало ещё интереснее, она даже поближе подошла.

Он неопределённо повёл плечами:

– Вероятно, да. По специальному разрешению научного руководителя туда могут пустить, разве что, магистранта. Или, в виде очень большого исключения, адепт может пройти в сопровождении преподавателя, – пояснил парень. – А девиз над дверями (Да, я вижу, как ты на него косишься!) – «Liber est mutus magister». Догадываешься, о чём речь?

Аль ненадолго задумалась:

– Эм... О том, что книги чему-то учат?

«Ну а что?! Логичное предположение, даже если неверное».

– Молодец! Ты была близка, – одобрительно проговорил оборотень. – «Книга – безмолвный учитель».

«О как, почти угадала!»

Настроение медленно, но верно поднималось.

– Согласна на все сто!

– Архимагистры тоже, – не удержался от усмешки парень. – Иначе не сделали бы такую надпись...

Альвиноре не давала покоя одна мысль, поэтому она всё же решила её озвучить:

– Знаешь, я хотела спросить... Все эти таблички только на латинейском. Почему преподаватели не сделали рунные надписи? Колонны, стены да и другие поверхности сплошь изрезаны всякими рунами. Или новые руны на фоне этих потерялись бы?



Галлея Сандер-Лин

Отредактировано: 16.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: