Беспокойные будни тёмного архимагистра. Магакадемия 1

Размер шрифта: - +

Глава 14

Эвилина понимала, что в чём-то дроу прав, но никогда бы в жизни в этом не призналась. В конце концов, если бы не он, то она попыталась бы вернуться во дворец до прибытия туда советников и уговорить отца передумать. А цайгов Аркент’тар ей помешал и притащил на это сборище преподов, да ещё и её наставником заделался.

– Не давите на моё чувство долга, – высокомерно произнесла она. – Мне слишком рано думать о власти. Я ещё как следует не пожила!

Алакдаэр смерил её суровым взглядом:

– К счастью или к сожалению, особам королевских кровей думать о власти и ответственности, с ней связанной, нужно с детства, как и быть опорой своим родителям, на плечах которых лежит забота о государстве и его жителях.

– Вы мне не отец, чтобы отчитывать и поучать, господин Разноглазый! – зло сказала Эвилина.

Дроу наклонился к самому уху принцессы и прошептал:

– Ещё раз так меня назовёте – и вы уже сегодня пожалеете, что вашим наставником стал именно я!

Она отпрянула и открыла было рот, чтобы произнести очередную гадость, но не смогла выдавить и звука. Лина с ужасом и ненавистью уставилась на тёмного декана, когда поняла, что это его рук дело. Её возмущение достигло такого пика, что хотелось плюнуть на остатки королевского достоинства и просто завизжать и затопать ногами.

– Ещё одно оскорбление... или даже если мне просто покажется, что вы оскорбили меня или кого-то из преподавателей... – Ал сделал умышленную паузу, – и вы будете молчать до конца семестра. И это только начало! Есть множество заклинаний, которые могут испортить жизнь юной свободолюбивой особе со скверным характером. Уяснили? Если да, то кивните.

– Господин архимагистр, не слишком ли вы... Всё-таки это принцесса... – неуверенно начал Второй советник. Этот немолодой, но всё равно слишком рано поседевший мужчина (да-да, немаловажную роль в этом сыграли именно проделки принцессы!) имел добродушный нрав и часто потакал наследнице престола. Магическим даром природа его не наделила, зато сполна вознаградила острым умом.

Дроу покачал головой и преувеличенно тяжело вздохнул:

– Именно из-за подобного попустительства с вашей стороны её высочество и позорит сейчас имя своего отца! Думаю, его величество отдавал себе отчёт в том, куда, для чего и к кому отправляет дочь. Вы так не считаете, досточтимый господин Найлз?

– Да, конечно. Однако... вы всё же немного жестковаты...

– Поверьте, господа советники, – Алакдаэр обратился сразу к обоим сановникам, чтобы Первый не чувствовал себя обделённым вниманием, – её высочеству это пойдёт только на пользу. Вы ведь понимаете, что теперь не она будет терроризировать окружающих магическими шуточками, а, скорее, они её. Принцесса всего лишь первокурсница, а в академии предостаточно магов гораздо сильнее неё. И если адептка Мастэрс не научится вести себя подобающим образом, то сама на себя накличет неприятности. В таких условиях охранять её становится гораздо сложнее: не хотелось бы, вместо возможного злоумышленника, ударить боевым заклинанием по адепту, всего лишь решившему поквитаться с ней за хамство.

– Ну, если смотреть на ситуацию с этой стороны... – сдал свои позиции лэрд Найлз.

– Благодарю за понимание, господа советники, – тёмный эльф кивнул королевским делегатам и повернулся к бунтарке: – Так каков ваш ответ, адептка Мастэрс?

Принцесса прожигала Алакдаэра взглядом, её ноздри раздувались от ярости, на глазах выступили злые слёзы.

«О, ты узнаешь мой ответ, очень скоро узнаешь! Вы все его узнаете!» – она бы с радостью применила какое-нибудь запретное тёмное заклинание, чтобы стереть это самодовольное выражение лица у своего так называемого «наставника», но не теперь. Сейчас сила не на её стороне, а потому придётся притвориться, что его угрозы на неё подействовали. Рассудив подобным образом, Лина заставила себя кивнуть.

– Вот и замечательно, – Ал рассеял заклинание.

Эвилина несколько раз глубоко вдохнула, оглядела присутствующих, на лицах которых была написана разная степень неодобрения (относившегося именно к ней, их будущей королеве!) и прошипела сквозь зубы:

– Как же я вас всех ненавижу!

– Итак, меня вы можете называть архимагистр Аркент’тар, господин декан или господин архимагистр, – как ни в чём не бывало проговорил дроу. – За глаза адепты называют Тёмным. Этого тоже не воспрещаю, но только не вздумайте обратиться так непосредственно ко мне.

«Уж я тебя назову, я к тебе обращусь... будь уверен! Ты моё пребывание здесь надолго запомнишь!» – Эвилина чудом сдержалась и не сказала этого вслух.

«Вы тоже, принцесса! – ментально обратился к ней Ал. Она встрепенулась и метнула в него удивлённо-уничтожающий взгляд. – И в следующий раз думайте потише».

Лина очень надеялась, что неприятные сюрпризы на сегодня закончены, но оказалось, что этот цайгов дроу переплюнул даже самые гадостные её предположения. Он что, собирается не оставить ей даже личного пространства?!

«Вы... – она просто не находила слов, чтобы выразить всё своё возмущение его поведением и отношением. – Не смейте влезать ко мне в голову!!!»



Галлея Сандер-Лин

Отредактировано: 16.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: