Беспокойные будни тёмного архимагистра. Магакадемия 1

Размер шрифта: - +

Глава 22

От магистра-волка Аль ожидала чего угодно, но только не того, что произошло.

– Добро пожаловать в академию, – начал он. – Как уже сказал господин ректор, у нас есть ряд правил, которые нельзя нарушать, иначе отхватите наказание. К сожалению, вчера кое-кто одно из правил нарушил, за что сегодня и поплатился. Итак, мальчикам в академии запрещено заходить в раздевалки девочек и наоборот. Вроде бы, ничего сложного. Однако данный запрет был проигнорирован, вследствие чего одна из адепток оказалась в лазарете. Так что отныне раздевалки защищены специальными заклинаниями, поэтому лучше не пытайтесь попасть «на чужую территорию», даже в шутку. В противном случае вам не только понадобится помощь целителей, но и придётся лично пообщаться с главой Дисциплинарного комитета.

На этом месте зал дружно охнул.

«Да, любят здесь архимагистра Аркент’тара...» – подумала она.

– Это он о случае с тобой говорит, – прошептала Лелия.

– Ага, я уже поняла. Жаль, что они раньше эти заклинания не поставили, тогда всего этого бы вообще не произошло, – шепнула Альвинора в ответ.

– Поскольку виновники найдены, они понесут заслуженную кару перед лицом всей академии, чтобы лучше запомнилось, – между тем продолжил оборотень-волк. – Пусть пройдут по сцене «почётный» круг позора.

Аль всё ещё недоумевала, как именно собираются наказать эльфа и его компашку (ну пройдут круг позора, и всё, что ли?), когда на сцену неохотно вышли они сами... одетые в женские платья!

Теперь зал дружно ахнул.

Находился среди виновников и ещё один парень. Его длинные голубые волосы, как и белые волосы эльфа, были перевязаны лентами и немалым количеством бантиков в тон платьям. В памяти Аль всплыли воспоминания о хвостатом любителе плескаться в бассейне. Его, значит, тоже наказали за компанию. К слову, платьями оказались не какие-то там скромные тряпочки и даже не женская ученическая форма, а бальные наряды пятидесятилетней давности с обилием бантов, оборок и рюшечек. В общем, для несчастных парней это действительно позор в чистом виде.

– Охо-хо, – оценила зрелище дриада. – Скорее всего, это иллюзия высшего порядка. Так быстро переодеться ребята бы не успели, но всё равно смотрится... эффектно!

Эффектно?! Да это смотрится кошмарно! Особенно если учесть то «море счастья», которое сейчас излучают лица провинившихся. Казалось бы, Альвиноре нужно радоваться, что её обидчики понесли заслуженную кару, и вместе со всеми наслаждаться унижением парней, но она не была столь наивна и прекрасно понимала: Гвэйн не тот, кого можно остановить наказанием, и месть его будет страшна. Он вёл себя так, будто законы для него вообще не писаны, поэтому с лёгкостью нарушал их, мало заботясь о последствиях или о том, что кто-то может пострадать. Разве что действовал осторожно и старался не попасться, становясь от этого ещё более опасным и непредсказуемым. Вот она – королевская вседозволенность. Или наоборот – вечные запреты его сиятельного семейства, из-за которых он тут, в академии, отрывается по полной, пока родня далеко и не может его прижать.

Аль смотрела на сцену с замиранием сердца, оценивая состояние «шалунов» и то, чем ей это может грозить.

Гвэйн вздёрнул свой эльфийский нос и пытался сделать вид, что его там нет и вообще – он выше всего этого беспредела. Крис выглядел раздосадованным (его даже стало немного жаль), Стил оскорблённым, а Тир еле сдерживал отвращение. И только русал, казалось, просто прикалывался и веселился. Вот кто умеет держать удар! Однако судя по прищуренным глазам, этот тоже будет мстить, но его Альвинора почему-то боялась гораздо меньше.

 

«Я тут слышал, вас в женской раздевалке застукали. Стало быть, любите в бабские вещи обряжаться? Так мы вам организуем... Сегодня это будет иллюзия, но если с вашей стороны повторится нечто подобное, в следующий раз будете щеголять в настоящих платьях!» – у эльфа до сих пор звучал в ушах голос магистра Вульфстейна, который подошёл к ним перед самым началом церемонии и отозвал за кулисы, где и устроил разнос.

Цайгов волчара! Лэнд не забудет такого унижения. Но если взвесить ситуацию, всё случилось из-за Норы, которая так неожиданно ворвалась в его скучную жизнь. Мало того, что он вынужден был таскаться за ней вчера вечером по всему городу, так ещё и сейчас от магистров огрёб! Эльф шёл по сцене, находясь под прицелом множества любопытных взглядов и «ахов-вздохов» зала, и в нём клокотала чистая, незамутнённая сомнениями или доводами рассудка ярость.

«Эта недоучка... Она поплатится, сегодня же!»

 

Альвинора сидела недалеко от сцены, поэтому могла лицезреть выражение лица эльфа: его трепещущие от сдерживаемой злости ноздри, сжатые губы и пылающие яростью глаза. И вот эти страшные глаза посмотрели на неё, тая в себе обещание. Обещание скорой расправы. Внутри всё похолодело и даже губы слегка задрожали. Была ли это какая-то его магия, или же просто нахлынул животный страх?

Гвэйн давно уже ушёл, и, кажется, со сцены кто-то что-то говорил, но Аль почти ничего не слышала и не видела. Перед её мысленным взором искрились снежинками безумно красивые, но столь же ледяные и опасные глаза эльфа, и от этого стало жутко. Она никогда не была плаксой, предпочитая не унывать и решать жизненные трудности с улыбкой на лице, но сейчас ей отчаянно захотелось плакать.



Галлея Сандер-Лин

Отредактировано: 16.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: