Бессистемная отладка. Реабилитация.

Глава 14

Картина на главной площади города повергла меня в состояние глубокой задумчивости. Нет, вроде все было, как раньше. Между лавками сновали люди, сонные стражники лениво бродили по периметру площади, иногда окрикивая мальчишек, норовивших стянуть что-нибудь с прилавков зазевавшихся продавцов. Только вот в центре площади стоял памятник. Товарищ Сталин в длинном плаще, задумчиво глядящий вдаль. В левой руке трубка, в правой посох с руной в навершии. На правом плече восседает огромных размеров филин. Скульптура, отлитая из черной бронзы, стоит на мраморном пьедестале цвета свежепролитой крови. Внушительно.

— Филин! Вернулся, чертяка!

Я обернулся и в тоже мгновение словил челюстью чей-то облаченный в латную перчатку кулак. Отлетев в сторону на пару метров, я поднялся с пыльной мостовой. Передо мной Моргенханд, закованный с ног до головы в антрацитово-черный доспех. Над ним висела надпись:

 

Моргенханд, Эпичный Убиватор, воин.

Уровень: 60.

Жизнь: 15 000.

 

— Сдурел?

— Это тебе за прозвище!

— Так мы же договорились, что ты забираешь деньги и забываешь за этот небольшой инцидент!

— Ну, я подумал...

Что подумал Морген я так и не услышал, потому как в этот момент прыгнул к этой новоявленной консерве и, наступив на ногу, толкнул плечом. Воин начал медленно крениться, еще не сообразив, что происходит. Не убирая своей ноги с ноги Моргена, приседаю и бью локтем в область колена, с силой доворачивая корпус. Что-то хрустнуло. Консерва взвыла и с изрядным лязгом грохнулась на брусчатку.

— Что тут происходит? — к нам подошел стражник.

— Выполняю хитрый квест! Эта консервная банка утверждает, что она мой друг и приятель Моргенханд. А судя по действиям, это допель, причем не простой допель, а изрядный говнюк. В общем, необходимо вскрыть указанного субъекта и проверить его внутреннее строение на соответствие человеческому.

— И чем же допель отличается?

— Нет ярко выраженного различия между органами, «плавающая» кровеносная система, быстрая регенерация, — я вдохновенно нес чушь, будучи в сильной обиде за несправедливый удар по морде. Сейчас я на совершенно законных основаниях проведу вскрытие еще живого пациента.

— А если он все-таки окажется человеком?

— Ну, благодаря мне он заработал много денег. Настолько много, что, я думаю, имею право пару раз распотрошить его. Консервного ножа нету? И подержи этого урода.

Стражник ловко схватил трепыхающегося рыцаря за ноги и сел на них, вызвав еще один крик боли. От пояса он отцепил топорик, типа томагавка. И протянул мне. Вокруг нас стали собираться прохожие. Я начал сбивать крепления опущенного забрала.

— Да что же это делается? Зачем вы это делаете? На каком основании? За что? — к нам подошел маг в белом плаще и, размахивая посохом, пытался воззвать к совести окружащих. Его можно было понять. Выглядело все со стороны...

— А что вас, собственно, не устраивает?

Маг уставился на меня с недоумением. А я все пытался понять, как этот кадр в ослепительно белых одеждах не пачкается? Даже сапоги белые. Пижон.

— Кто дал вам право убивать игрока в центре мирной локации, почему вам помогает стражник? Люди, вы разве не видите, это же тот самый знаменитый людоед, раз он выбрался из пещеры, ему теперь позволено свободно убивать игроков? Откуда такое привилегированное отношение?

С русской речью маг явно не дружил, или у него стоял крайне кривой переводчик. Зеваки молча наблюдали, кто-то жевал то ли попкорн, то ли орешки.

В этот момент крепление шлема подалось и я стащил его с головы незадачливого приятеля. Приятеля ли? Кроме невнятных криков и приветственных слов ничего вразумительного я от него не слышал. А он человек нетупой, должен догадаться, что сейчас будет. Я занес топорик. Окружающие заволновались. Лицо Моргена потекло, и голова втянулась в доспех, как у черепахи. Все изумленно замолчали. Тут доспех словно взорвался и разлетелся на две половинки, из него вылетела какая-то серая кожистая масса. Масса подхватила клинок на вытянутой ложноножке и прыгнула в сторону, толпа испуганно подалась в сторону от допеля. Допель прыгнул на ближайшую крышу и исчез из вида. Я ошарашенно огляделся. Зрителей вокруг нас прибавилось.

— Благодарю за бдительность, команданте Филин! Видимо, это был шпион империи, я напишу рапорт, пусть маги из секретариата партии разберутся с методами идентификации.

Я подошел к стражнику и проникновенно посмотрел в глаза, положив руку ему на плечо.

— Комрад, что ты понял из нынешней ситуации?

— Враг не дремлет?

— Ты прав, солдат. Но в данной ситуации, ты должен был понять следующее: иногда надо слепо исполнять приказы тех, в ком живет дух революции! Что бы произошло, рассмотри ты это как банальную драку в мирной локации?

— Я бы отвел вас для разбирательства в караульное помещение... — стражник начал бледнеть.

— Вот, вот, ты прав комрад! Ты бы пропустил врага близко к сердцу обороны города. Что бы он мог натворить? Убить твоего командира? Опорочить уважаемого человека? Срисовать схему укреплений? Ты готов верить своим вождям?

— Так точно, команданте!

— Тогда задержи этого подозрительного мага в белом, может, он тоже шпион? Вступился за допеля, назвал того, кто сгорел на костре за нашу идею людоедом?

Солдат задумался. Тут его лицо осветила счастливая улыбка.

— Так он, наверное, контра? Диссидент? — мага уже обступили трое стражников, кто-то накинул ему на руки антимагические оковы.

— Ага, идеологический враг, что несет сомнения в пламенные сердца сынов и дочерей революции.

— Так повесить его, и дело с концом!

— Тоже верное решение, — не люблю, когда мне хамят. Я злорадно улыбнулся вырывающемуся магу. Тот что-то вопил.

— Филин! Привет, чертяка! А чего тут у тебя происходит?

 

 

Моргенханд, Эпичный Убиватор, воин.



Тимофей Царенко

Отредактировано: 21.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться