Бессистемная отладка. Реабилитация.

Глава 19

— Ой, Филин, извини! У меня сама собой активировалась огненная форма.

— Ты баню не спалила?

— Нет, только диван подпортила... Ты не обижаешься?

— На что? Тут тебе большое неудобство. Ты вся такая из себя распаренная, возбужденная, в нужном психологическом состоянии. И тут несостоявшийся любовник рассыпается горсткой пепла.

— А ты разве не в сходной ситуации? Психологическая травма, все дела...

— Поверь, когда я умудрился удержать эрекцию в тот момент, когда в комнату очень тихо зашел папа девушки с ружьем, а потом также тихо вышел, меня ничто не может сбить с настроя.

— А девушка не заметила визита?

— Она была сверху, и ей было не до этого.

— Хвастун!

— А еще знаток традиций. Ладно, понимаю, что не в тему, но, может, сходим на свидание как-нибудь?

— Я подумаю.

— Удивительный вы, девушки, народ... Мы чуть не переспали, а после этого ты обещаешь только подумать о свидании.

— Чуть-чуть не считается!

— Ладно, удачи!

 

— Моргенханд! Ты где?

— Пью пиво, поминаю своего друга, жестоко убитого Пламенеющей садисткой.

— Пламенеющей садисткой?

— Седьмая строчка в рейтинге ПВП дуэлей.

— Он был хорошим человеком?

— Странным. Представляешь, он, поговаривают, перед смертью успел ее трахнуть. Такие стоны из бани разносились... А потом она отгрызла ему голову.

— Ну, как стало известно из достоверных источников, стоны стали результатами банных процедур, соблазнить он ее почти успел, и ему не отгрызли голову, а просто обратили в пепел.

— Неудачник!

— Морген! Я влюбился! Такая горячая женщина!

— С тем же успехом можно трахнуть в дюзу плазменный движок.

— Признайся, ты просто завидуешь.

— Чему? Твоим мазохистским банным процедурам? Или тому, что тебя сожгли заживо? Такому я не завидую, я не так воспитан.

— Моим успехам у женщин!

— Как ты дожил до своих двадцати пяти с такими «успехами»?

— С трудом. Морген, можешь мне мои вещи принести? А то я на точке респауна в костюме Адама.

— Нет!

— Почему?

— Ты был в бане с Селеной Прекрасной, она выиграла прошлогодний конкурс красоты Срединной империи.

— И?

— Должна же быть в мире справедливость!

— Предатель!

 

Вечер, лес. Вокруг бродят кровожадные монстры. А я без штанов. О, я ведь оборотень, точно. Отращиваю по всему телу перья, а руки превращаю в птичьи лапы. И двигаюсь в сторону города. Через пару минут, пытаясь прихлопнуть комара на щеке, оставляю когтем глубокую рану под глазом. Чертыхаясь, частично изменяю лицо. Рот становится клювом, но речь сохраняется. Сразу становится светлее. А что, удобно!

Пройдя метров пятьсот, натыкаюсь на странную картину. На поляне, залитой лунным светом, стоит мужчина в классическом сюртуке, выглаженных брюках и широкополой шляпе. Рядом на дереве висит черное пальто. Мужчина аккуратно располагает на поляне какую-то конструкцию из линз, колб, и металлических рамок.

— Здрасте! — вежливо здороваюсь я.

— ААААААААААААААААА!!! — мужчина с воплями исчезает в лесу в лесу.

— Погодите, вы вещи забыли!

Тишина. Как в воздухе растворился. Активирую видeние сигнатур. На пятьсот метров вокруг ничего крупнее белки. Действительно, растворился...

Пожимаю плечами, накидываю на плечи плащ, надеваю шляпу. Плащ обычный, а у шляпы бонус на мудрость и интеллект. В хозяйстве пригодится. Обнаруживаю в кармане плаща трубку, кисет с табаком и небольшой револьвер. Ничего не понимаю!

Стражник у ворот города икает от испуга, но узнает и пропускает без вопросов, впрочем, не забыв кинуть «римское приветствие». Какие умные все-таки тут неписи.

В городе недалеко от таверны меня окликают.

— Уважаемый! У вас закурить не найдется?

Оборачиваюсь к окликающему. И заглядываю ему в глаза. 

— Только повод!

— ААААААААААААААААААААА!!!! — и топот убегающих ног. Да что за вечер такой.

Кстати, у меня же есть трубка! Набиваю ее ароматным табаком из кисета и прикуриваю от уличного фонаря. А теперь месть.

 

— Морген, подойди к таверне! Нам нужно поговорить.

— Филин...

— Подойди к таверне, быстро!

— Минуту.

 

Прячусь в тени ближайшего дома и жду. Минут через десять раздаются шаги. Захожу вглядывающему в темноту другу за спину. И хлопаю его по плечу.

— Здравствуй, Моргенханд. Ты готов понести наказание за предательство?

Морген падает в обморок.

Мда... Недооценил я эффект.

Оттаскиваю пребывающего в отрубе приятеля к баням. Тащить почти центнер мяса и железа неудобно, потому тащу его за ногу. Картинка еще та, наверно. Фигура в черном плаще и в шляпе с совиным клювом и сверкающими из-под шляпы желтизной глазами. Дымящаяся трубка дополняет образ. А если знать, что у меня в кармане лежит револьвер... Судя по эмоциям трех потенциальных грабителей, сегодня они решили завязать не только со своим темным делом, но и с выпивкой.

В бане сторож стремительно трезвеет, но пропускает нас в комнату отдыха. Там я быстренько облачаюсь в свою одежду, оставив только шляпу, и засовываю пистолет в карман. Вытаскиваю Кошмарика из опустошенной кладовки, объясняю дальнейшую программу развлечений. Сначала мы будим Моргена:

— Филин! Пи…й отсюда нах!

— Морген, ты чего, классно же выгляжу!

— Я тебя боюсь!

— Я и сам себя боюсь, чуть не обосрался, в зеркало заглянув.

— Ты чего молчал, что оборотень, причем такой экзотический?

— А я разве не говорил?



Тимофей Царенко

Отредактировано: 21.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться