Бессмертные

Размер шрифта: - +

Глава 11.

Очнувшись от ноющей боли чуть выше локтя, девушка первым делом увидела над собой звездное небо. Окруженные ореолом лунного света сияющие алмазы сливались в одно большое пятно, но несколько раз моргнув, она прогнала наваждение и поняла, что на мир действительно опустилась ночь. Ксана приподнялась, озираясь вокруг.

Бескрайние призрачные буки и сосны, приятная прохлада и дуновение ветра подсказали, что она находится в лесу. Напрягая память, девушка пыталась вспомнить, что предшествовало этому, ведь когда Айрон принудил ее... Пить его кровь.

Она вскочила, тотчас поморщившись от нахлынувшей боли в колене и, запутавшись в полах длинной мантии, которой была укрыта, чуть было не повалилась на землю, но крепкие мужские руки подхватили ее, и Ксанка ткнулась лицом в плечо вампира.

— Куда ты так рвешься все время? Ты очень напряжена. Это сыграет против нас. Они учуют твой страх. Соберись! — спокойный, хрипловатый голос прозвучал над самым ухом, будоража и заставляя вздрагивать.

Тело снова предательски отозвалось на присутствие Древнего, но вырываться девушке не хотелось. Соединив руки на его шее и зарывшись пальцами во вьющиеся кончики волос, она подавила вздох, удивляясь, что совсем перестала бояться его.

— Где мы? Что это за место, почему мы покинули замок?

Поставив ее на ноги, Наследник отступил, обведя пронзительным цепким взглядом лес. Полукровка преследует их от самой Обители, он явственно ощущает его присутствие. Лунный перстень вот-вот окажется у Айрона, но не это тревожило сейчас.

Он еще не решил, что ему делать с девчонкой, которая невообразимым образом вдруг прочно засела в его мыслях и, (он неохотно признавал это), ему вовсе не хотелось с ней расставаться. Может быть, в нем проснулись те, давно похороненные чувства к некогда любимой, потерянной...

Он почти не помнил ее имени под грузом четырехсот лет, проведенных во тьме. Но и это было ложью. Ксана не напоминала ему Викторию, она пробудила в нем что-то человеческое, и это было странно, и вместе с тем волнующим. Он не мог позволить ей уйти.

Не удержавшись, девушка подошла к нему, тронув за руку, засунутую в карман узких штанов. Только сейчас она обратила внимание, что Айрон одет в камзол, расшитый золотистыми узорами, и узкие штаны, заправленные в высокие ботфорты. И все это черного цвета, такое носили в Средневековье. Он взглянул на нее и Ксанка, снова поддавшись дьявольскому влечению, вложила свою ладонь в его прохладную руку, мимолетно удивившись, что его кожа уже не столь обжигает холодом, как в первый раз.

— Куда мы идем? — повторила она свой ранее заданный вопрос, устремив взгляд на темнеющие горы.

— Это Забытый лес, здесь неподалеку есть Убежище. Ты должна будешь дождаться меня там, если... — он умолк, не глядя на нее, но его невысказанный вопрос — сомнение девушка отчетливо поняла.

Стиснув его руку, доктор улыбнулась, быстро обдумав все перспективы и приняв бесповоротное решение. Возможно, когда-нибудь он научится ей доверять, а она сделает все, чтобы не разочароваться в той жизни, которую предпочла. Она выбрала мрак и вечный холод, с легкой грустью прощаясь с солнечным теплом. Пока ей было неясно, что двигало ее помыслами и не станет ли это ошибкой, но одно Ксана знала точно — отныне ее судьба тесно связана с ним.

Пусть даже это всего лишь последствия гипноза, пусть! Ей так хотелось любить, по-настоящему, страстно, отдавая всю себя.

— Я буду ждать твоего возвращения, Айрон. Сколько потребуется, но я бы хотела отправиться с тобой. Куда ты пойдешь?

Он недоверчиво посмотрел в ее глаза, ища в них ложь, но не смог прочесть ничего, кроме решимости и снова отвернулся. Смертная добровольно выбирает существование рядом с ним, с монстром, с легкостью покидает свой светлый мир и готова пойти за ним?!

Если бы Ксанка смотрела на него, она бы увидела, как в его мутных глазах мелькнуло просветление, тотчас исчезнув за темной пеленой.

— Послушай, у меня осталось одно дельце, я должен найти кое-какую вещицу, а после раз и навсегда покончить с теми, кто предал мой род. Ты не можешь быть со мной, это крайне опасно. Мои враги не станут разбираться, кто ты такая и что для меня значишь, Никола Карпатский хочет власти так же, как Шафранка. Здесь, в этих краях, Никола выжидает момента, чтобы нанести удар.

— А я... Айрон, я что-то значу для тебя? — услышав лишь это из его горячих слов, она встала перед ним, заглядывая в глаза.

Он молчал, и в этом его молчании Ксанке чудилось крушение ее надежд, тайных грез, но она не стала повторять вопроса. Это было унизительно, а унижаться перед мужчинами она не привыкла. Открыв было рот, чтобы спросить, куда они двинутся дальше, она не успела ничего произнести. Айрон потянул ее за собой вверх по склону, приноравливаясь к ее шагу.

Девушка устала быстро, он видел это по тому, как она еле передвигала ногами и спотыкалась на сухих обломанных ветках. Тогда, безмолвно подхватив ее на руки, он достиг чернеющей между соснами пещеры и, наклонившись, вошел внутрь. Ксана очутилась на неровном вымощенном мелкими камушками дне убежища, но в кромешной тьме не смогла ничего различить. Ей было холодно, она не чувствовала озябших конечностей, и только тихонько вздохнула, кутаясь в мантию, наброшенную на плечи.



Наталия Богатенко

Отредактировано: 25.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться