Бессмертные

Размер шрифта: - +

Глава 20.

Ксану Марко увидел у ворот их дома, она испуганно вжалась в ограждение и, щурясь от слепящего света фар, приложила ладонь к глазам, пытаясь рассмотреть, кто подъехал. Бросив Маргарите прощальный взгляд, Риверо выбрался из машины и, дождавшись, пока она уедет, приблизился к любимой. То, что девушка стояла на улице, в кромешной темноте, навело его на мысль, что она ждала вовсе не его, ведь он не предупредил о своем возвращении. Спрятав клокотавший в душе гнев подальше, он обнял Ксанку, ища ее губы. Но она, по обыкновению, уклонилась, встревоженно всматриваясь в его лицо, освещенное скупым лунным маревом.

— Что ты тут делаешь, милая? Прости, что не позвонил тебе, батарея села прямо в аэропорту.

— Ничего... — она нерешительно выглянула из-за его плеча, словно кого-то там высматривая и разочарованно — он успел выучить все ее эмоции — вздохнула, — как прошла встреча в Ватикане? Ты решил все дела?

— Да. Теперь у нас с тобой есть время, чтобы подумать и о нашей жизни, правда?

— Марко, мне нужно с тобой поговорить...

Он не позволил ей вывернуться из кольца его рук, притянул к груди девичье тело и чуть ли не насильно запечатлел нежный, но требовательный поцелуй на ее дрожащих губах. Его душила ярость, от того, что эта девушка, которую он боготворил когда-то, и страстно любил, могла его предать. Но Марко не дал выхода захлестывающимся его чувствам. Притиснув Ксану спиной к забору, он скользнул ладонями по ее телу, ощущая прилив дикого желания. Она прерывисто выдохнула, изо всех сил пытаясь освободиться, но безуспешно.

— Отпусти меня, что ты делаешь?!

— Я соскучился, малыш, — его жаждущие губы настойчиво порхали по ее разгоряченному лицу, знакомый дурманящий аромат ванили, исходящий от волос Ксанки, затуманивал разум, а ее сопротивление еще жарче разжигало в нем огонь страсти. Он плохо контролировал себя, понимая, что должен остановиться, но не мог этого сделать.

Ксана неистово упирала ладони в мужскую грудь, поддавшись внезапному страху, но Марко был сильнее и все, что она могла в этот момент сделать, это закричать, чтобы он прекратил. Однако и этого ей не удалось — поцелуй запечатал ее рот, вызывая в ней только всплеск отвращения. Все казалось ей сейчас чужим — этот мужчина, не внимающий голосу разума, его нетерпеливые ласки и обжигающие объятия. На глаза девушки навернулись слезы, приступ тошноты скрутил ее, и из ее горла вырвался сдавленный звук. Марко испуганно отпрянул, поспешно приобняв согнувшуюся пополам Ксанку одной рукой.

— Оставь... меня! — стараясь справиться с неприятным ощущением, выворачивающим внутренности, прошептала доктор, отпихнув мужчину и присев на корточки.

Он виновато отступил, сунул руки в карманы куртки, не сводя с нее глаз. И вдруг настороженно обернулся, улавливая какие — то посторонние в этот ночной час звуки. Словно бесшумные шаги, однако улица, тускло освещенная багряным лунным сиянием, была пустынна. Марко взглянул на девушку.

— Милая, пойдем в дом. Прости, я...

— Ты просто животное! — вскинув голову и сверкнув гневным взором, прошипела она, с трудом перетерпев приступ невыносимой боли внизу живота.

Боже правый, что же это такое?! Это не должно быть, беременность, как правило, в первые месяцы, не столь тягостна, а эти бесконечные боли, разрывающие все нутро...Только бы с малышом все было в порядке. Ксанка встала, обеими руками прижимаясь к животу.

— Так это правда, — чувствуя, что еще чуть-чуть и он взорвется, произнес Марко, бросив пылающий ненавистью взгляд на ее талию, — то, что ты ждешь ребенка, это правда?!

— А если и так, почему в твоем тоне мне слышится столько зла?!

— Кто он? — подскочив к ней и схватив за локоть, выплюнул Марко, встряхнув девушку, — отвечай, кто он, кто отец ребенка?!

***

Удовлетворенно улыбаясь окровавленными губами, напоминающими жуткое месиво и утирая струящиеся багровые ручейки с подбородка, Бьянка выпрямилась, обводя взором свое ужасающее пиршество. Несколько минут назад, ворвавшись в тайный публичный дом на окраине города, вампиресса с хищным выражением лица глумливо поприветствовала путан, вальяжно развалившихся на коленях у клиентов. Ночь обещала ей нехилую добычу. Не ожидавшие нападения девицы начали громко визжать, пытаясь скрыться от отвратительных гостей за пределами притона, но Айрон, одним прыжком оказавшись у дверей, равнодушно окинув взглядом испуганный люд, захлопнул раздвижные створки.

И молча, с безразличием отступил в сторонку, наблюдая за расправой над несчастными мужчинами, путавшимися в одежде. Его все это мало трогало, и вскоре, улучив момент, когда пол усеяли дергавшиеся в конвульсиях тела жертв коварной Бьянки, румынец исчез в темноте двора, предоставив своей приятельнице наслаждаться вечеринкой.

Не прошло и нескольких мгновений, как вампир, ступив в тень сиреневых кустов за воротами дома Ксанки, вдруг увидел, как девушка, гневно сверкая глазами, о чем-то спорит с мужчиной. Она была в бешенстве, однако, узнав Марко, который что-то пытался выведать у Ксаны, встряхивая ее, Наследник холодно усмехнулся. Вот они и встретились, сейчас самый подходящий момент, чтобы поквитаться с ненавистным врагом, которым по злой воле рока оказался его кровный брат. Но что-то удерживало Древнего от того, чтобы обнаружить свое присутствие. Раздвинув кусты сирени, он всмотрелся в происходящее, настороженно прислушиваясь. Разговор явно принимал опасную форму.

— … Марко, оставь меня в покое, — устало произнесла девушка, оттолкнув Риверо, настойчиво обнимающего ее, — мне кажется, наши отношения зашли в тупик.

— Прости меня, — с виноватыми нотками в голосе отозвался он, — меня сводит с ума одна только мысль, что ты от меня отдаляешься. Ксанка, я люблю тебя, неужели ты этого не понимаешь, все, что в этой эизни мне дорого, для чего я живу, это ты.



Наталия Богатенко

Отредактировано: 25.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться