Бестия для Геральта, или ведьмачьи будни Никаноровны.

Размер шрифта: - +

Глава 2

      На рынке было очень шумно и многолюдно. Торговцы зазывали к себе покупателей, покупатели ругались за цены и качество товара. Грохотали телеги, ржали кони и время от времени вдалеке доносился уже знакомый крик: — Одрин!
Одрин не отзывался, но Геральт точно знал где тот находился и что в ближайшее время, пару часов точно, — пить не будет.
Перед его носом стали трясти каким-то тряпьем, рассказывая, что эти ткани самые лучшие в мире, и розовый цвет — идеально подойдет его женщине.
— Йен не любит розовый.
— А я люблю, — послышалось сзади.
Мужчина обернулся, и увидел назойливую старуху. Он понял, что потратил еще три часа в пустую, пытаясь ее потерять на улицах Новиграда. А ведь он, даже заходил к цирюльнику, в кузницу, и один раз в бордель. Но старуха — не потерялась. И стояла, смотря на него со странной, неприятной ухмылкой, жуя воздух.

— Нужно было идти по канализации, — пробубнил он, и оттолкнув мужика с платьями, пошел прочь с рынка.
— Бабушка есть хочет. Ты бабушку совсем умаял. Хто женщину танцует, тот ее и кормит.
Толпа замолчала, так как всех заинтересовал этот странный диалог. Если бы ведьмаки могли краснеть, то Геральт сделал это незамедлительно.
— Что ты несешь! Да ты понимаешь, что тебя неправильно поймут?!
— Люди умные, они все поняли правильно.
— Я не имею отношений со старухами, у меня есть женщина!
— А в бордель зачем ходил?
Ведьмак осекся. Он хотел что-нибудь сказать. Что-нибудь язвительное, но в голову ничего не приходило. Реплика бабки вывела его из колеи. Старуха это поняла, и заухмылялась.
Поправила волосы, вытерла руки об халат.
— Так ты будешь меня кормить, неверный?
Лишь бы отстала, Геральт купил ей калач хлеба и огромный кусок колбасы, лелея надежду, что он скроется от нее в тот момент, — когда она будет обедать. Да и не тот у нее возраст, чтоб целый день быть на ногах. Когда-нибудь устанет.
Никаноровна откусила кусок колбасы, поворчала что сейчас, совсем не то делают, что раньше. Одни ГМО и химикаты, а вот в ее молодости, все было настоящим, без добавок.
— Тьфу! Даже хлеб сплошная химия!

Мужчина этого уже не слышал, он бежал к ближайшему закоулку, одному из тех, в который боятся заходить даже стражники. Там обитали самые опасные жители Новиграда: — убийцы, воры, разбойники и другие «отщепенцы».
Серые стены, покрытые плесенью, вокруг бурьян, и на земле обрывок синей парчи, с очень дорогого камзола. Это было первым, что привлекло его внимание, возле выломанной решетки ведущей в канализацию.
Крови не было. Значит вполне может быть, ничего страшного не произошло, и можно двигаться дальше. Медальон не вибрировал: — ни монстров, ни магии, не опасности поблизости. А ноги не шли.
Геральт поднял лоскут, понюхал. Пахло новиградским табаком и недорогим одеколоном. Скорее всего, камзол был украден, и его носил какой—нибудь разбойник с претензией на высшее общество, строивший из себя обнищавшую интеллигенцию.
А с другой стороны, почему и не спуститься в катакомбы. Та сумасшедшая баба сюда точно не сунется, а он может нароет что интересного. В заброшенных катакомбах часто бывали разбойничьи тайники.
Ступени крошились, а кое-где и вовсе отсутствовали. Факелы освещали путь, никто их не потушил, а значит в катакомбах кто-то был. Интересно как они отреагируют, когда обнаружат у себя в тайнике ведьмака?
Геральт продолжал идти, коридор разделился, теперь нужно было угадать куда пошел мужчина в камзоле. Факелы горели в обе стороны.
— «Кто-то совсем не умеет экономить. Может и вправду какой-нибудь обнищавший граф», — сказал мужчина вслух.

За долгие годы путешествий он привык разговаривать сам с собой.
— Интересно, он женат?
Услышал он голос со ступеней, и выхватил меч. Медальон не реагировал.
— И чего это ты нервный то такой? Я знаю, что вы косплейщики странные, как ентот придурок Витька, сын Васьки, но ты страннее их всех. Чуть что, сразу железякой махать. А вдруг порежешься? — сказала Никаноровна, кряхтя, опускаясь по ступеням.
— И чего это ты все бегаешь, бегаешь. Сел бы футбол посмотрел, или козла бы забил.
— Козла еще словить надо. Тебе колбасы не хватило?
— Зачем ловить? Не придуряйся, что меня не понимаешь.
— Отстань бабка. По-человечески прошу.
— Отведи меня, и отстану.
— И где твой дом?
— Улица Спортивная — 28… или 38. Вот старость не радость, забыла. Ну там заборчик такой, железный, и коты там всегда собираются поорать.
— Прекрасное описание. Железный забор, и коты.
— Ну, не нравится описание, сам ищи. Тебе ж виднее, как моя хата выглядит, — обиделась бабка.
— Что за улица спортивная? У нас таких отродясь не было.
— Возле поля футбольного.
— Какого поля? Футбольного? — ведьмак оперся о стену и в сотый раз думал куда ему деть старуху.
— Там соревнования проходят, неуч. Кто лучше, сильнее, и награду потом получают.
— Награду?
— А тебя только это и интересует?
В Новиграде часто происходят кулачные бои, и бои без правил, большая арена находилась не так уж и далеко. В его сердце затеплилась надежда.
— Пошли уже к твоему кхм, полю, — сказал мужчина и услышал, как наверху захлопнулись ворота, — Вот зараза. Они ж кажется были сломаны.
— Ну да, там их как раз ремонтировали, когда я сюда шла.



Головачук В

Отредактировано: 26.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться