Без мужчин жить проще

Размер шрифта: - +

Глава 7

ГЛАВА  7

 

Лада сделала  первую сделку.  Получив  зарплату,  сказала мне:

- Раньше я могла себе позволить проиграть эти денег в казино, а теперь размышляю, как прожить … Слушай, а я даже не знаю, когда получу следующую зарплату, – сказала она. – Моя следующая сделка может быть завтра, а может быть…

- Никогда, - сказали мы с ней одновременно и расхохотались.

– Слушай, а может,  рискнуть и поставить все деньги в казино? – спросила Лада.

- А если ты проиграешь? – предположил Слава, с интересом прислушивавшийся к нашему разговору.

- Так мне всё равно ни на что не хватит, - пожаловалась Лада. – Я до сих пор не могу привыкнуть, что должна считать каждую копейку и не могу ходить в магазин.

- Тогда отдай их маме, - предложила я.

- Так и сделаем, - сказала Лада и с сожалением спрятала деньги в кошелёк. – Некоторое время мы сидели молча, а потом она прошептала, когда Слава вышел:

- Представляешь, вчера он пригласил меня в театр!

- А ты? – спросила я, испытав  укол ревности.

- Отказалась, конечно, - к моему облегчению сказала Лада. – Зачем мне нужен такой же нищий, как я? А потом мне он не нравится. Мне нужен мужчина солидный, постарше, чтобы я выглядела, как девочка рядом с ним,  а он бы заботился обо мне.

Не скрою, я обрадовалась, что Лада не собирается с ним встречаться, но одна мысль, что Славе понравилась Лада, неприятно  меня ранила. 

- И как он перенёс твой отказ? – допытывалась я.

-  По-моему,  он и не рассчитывал на успех. А я, ты знаешь, всё не могу своего Витька забыть, - вдруг сказала Лада.

- Позвони ему и скажи об этом.

- Ты что?! – возмутилась Лада и картинно поправила волосы. – Да чтобы я да первой позвонила? Ни за что! Сдав позиции один раз потом трудно их вернуть. Если я приду к нему  с повинной, он меня  растопчет. Так что, уж лучше останусь в его памяти гордой и недоступной

- Ну и глупо, - возразила я. – Ты была  виновата, и если ты первой позвонишь…

- Время ушло, - перебила Лада. - Он уже с девочкой молоденькой встречается. Правда, не любит её, - сказала она с удовлетворением, - мне сосед по секрету рассказал. Витька иногда заходит к нему поболтать.

 

Ответить я не успела,  пришёл Слава и предложил сходить  пообедать.  Мне показалось,  он особенно нежно взглянул на Ладу, и я, почувствовав себя лишней, придумала, что мне надо ехать на просмотр. Они ушли вдвоём, а я долго сидела над газетой «Из рук в руки» и не могла заставить себя двинуться с места. Все стало  безразлично.

- Скучаешь, красавица? – раздался голос Александра Ивановича. – Надо съездить квартиру посмотреть. – Иногда вранье превращается в правду, подумала я. -  Поедешь или у тебя планы?

С большим удовольствием я  послала бы всё к чёрту и поехала домой.  По дороге  купила бы любимых шоколадных конфет и съела бы  их перед телевизором. Но   деньги близились к концу и разбрасываться вариантами не годится.

- Поеду, - подняла я  глаза на Королькова, решив отложить конфеты и телевизор до лучших времён.

- Дом на улице Машкова. Коммуналка,  согласны на разъезд. Посмотришь, оценишь, поговоришь с людьми, доложишь. Поняла?

- Поняла, - вздохнула я. – В коммуналках я ещё не бывала. А доложу завтра,  мне дочку надо пораньше из школы забрать.

- Тогда позвонишь!

- Хорошо.

 

Корольков  снисходительно кивнул, благословляя на просмотр,  и я впервые заметила, что он обращается ко мне на «ты» и по имени, а я называю его по имени отчеству и на «вы»,  хотя разница в возрасте у нас около пяти лет. «Но он же начальник, а мне, наверно, на роду написано быть только исполнителем», – мрачно подумала я, заталкивая ненавистную газету в сумку.

Я вышла из метро и, перейдя трамвайные рельсы,  оказалась напротив памятника Грибоедову. Бронзовая фигура писателя возвышалась на постаменте, с которого тяжёлыми складками ниспадал  театральный занавес, словно приоткрывавший  подмостки сцены, представляя  героев «Горя от ума». Да и саам драматург, который жил на улице Мясницкая, часто прогуливался по зелёному бульвару.  Вспомнила я экскурсию, на которой недавно была с Иркой.

Я не спеша, шла по тенистой аллее,  каждая скамейка была занята какой-нибудь компанией или парочкой влюблённых.  Было такое впечатление, что все что-то пьют. Некоторые расположились не просто с пивом, а даже с бутылкой водки и закуской. Отдыхают люди после работы, в то время как меня опять куда-то несёт. Хорошо, если бы не зря.

 

«Вот удивился бы Грибоедов, если бы смог попасть в наше время и увидеть тот же самый бульвар», - подумала я и,  чтобы отвлечься стала вспоминать, что рассказывала экскурсовод. Когда-то  у Мясницких ворот, каменной стены Белого города, располагалась Мясницкая слобода со скотобойнями, лавками и харчевнями. Прудов здесь было много и до восемнадцатого века они назывались Погаными, а использовались для слива отходов со скотобоен. Я подошла к пруду и остановилась, залюбовавшись белым лебедем.  Меньшиков приобрёл здесь усадьбу, на месте которой позже построили Главный московский почтамт, и приказал  вычистить пруды, назвав их Чистыми. Я улыбнулась: нельзя сказать, что состояние пруда в настоящее время соответствовало названию. Впрочем, времена Меньшикова давно прошли, а лебедю это не мешало.

 

Я перешла к театру «Современник», и мне даже удалось вспомнить, его историю. Модный в 1900 годах  архитектор Клейн получил заказ от богатого меховщика построить особняк в римском стиле, о чём напоминает лёгкая полукруглая выносная колоннада на главном входе. Позднее здесь был кинематограф «Колизей», потом рабочий театр. И лишь в семидесятых годах помещение отдали театру. Не сюда ли Слава пригласил Ладу? Эх, была бы я на ее месте.



Лисицына Татьяна

Отредактировано: 28.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться