Без мужчин жить проще

Размер шрифта: - +

Глава 8

Из всех наших сотрудников одна дама больше всех удивляла меня потрясающей работоспособностью. Всё время, которое она проводила в агентстве, она звонила клиентам по телефону и  в чём-то их убеждала. Она не курила, редко разговаривала  с коллегами, не листала  «Из рук в руки», чтобы чем-то заняться.  Прошло несколько месяцев, прежде чем кое-что  узнала о ней. Как и почти у всех в нашем агентстве,  у Светланы было высшее образование: в недалёком советском прошлом занимала ответственный пост директора на государственном предприятии в подмосковном городке Сходня.  Незамужняя и бездетная.  Было ли её страстное увлечение работой следствием этого или наоборот, неизвестно. Как только родное предприятие закрылось, Света устроилась сначала в коммерческий киоск, где увлечённо продавала  жвачки и ликёры, да так подняла торговлю, что злые конкуренты сожгли киоск ночью. После этого она решила в корне поменять жизнь, подалась в Москву и заболела идеей переехать из однокомнатной квартиры на Сходне в Москву.  Для этого требовалась солидная доплата в пару десятков тысяч долларов, и Света принялась энергично продавать чужие квартиры и скрупулёзно откладывать зарплату, которую платили в агентстве. Она экономила на всём: не ходила обедать в кафе, а приносила обед с собой из дома, почти не покупала себе новой одежды и прочее.  Денежная кучка росла, но не так быстро, как  хотелось.  Во всяком случае, когда через несколько лет я уходила из агентства Света ещё жила на Сходне.  Пока Светлана копила, цены на недвижимость возросли в три раза,  и её доплата в несколько раз увеличилась. Мне казалось, для неё не было занятия интереснее, чем навязываться клиентам по телефону  с просьбой дать возможность именно ей эксклюзивное право на продажу квартиры. Вдохновлённые её настойчивостью, клиенты соглашались, и она бралась за продажу  с таким энтузиазмом, как будто это была её последняя сделка. Её не смущали расстояния, она могла взять квартиру в Пушкино, а после этого съездить в Крылатское и вернуться  на Сходню. В редкие дни простоя Света выходила на улицы Москвы и клеила объявления следующего содержания: «Куплю квартиру в вашем районе». Это, конечно, был обман, который с лихвой компенсировался её работоспособностью. Она внедрялась в продаваемую квартиру и становилась  членом семьи на время эксклюзивного договора,  помогала упаковывать вещи и участвовала в переезде после продажи.  Объявления  «Куплю» висели по всей Москве, и меня  удивляла наивность граждан, когда они звонили и удивлялись, что на том конце провода сидит агент, а не мешок с деньгами.   Что это, как не детская вера в чудо? Неужели человек, который может купить квартиру,  будет брать в руки клей, который капает на одежду, и будет метить столбы и подъезды, указывая домашний телефон. Но факт  оставался фактом: люди звонили, особенно хорошо по объявлениям, написанным от руки: иногда всё же удавалось уговорить их подъехать в агентство и заключить договор. У меня это получалось редко, у Светы - почти всегда.  И  каждый раз, когда её навязчивый громкий голос говорил:

- Ну, всё, договорились. Я сейчас я выезжаю к вам, а вы, пожалуйста, больше никуда не обращайтесь. Я вам помогу! - повторяла она,  как будто была врачом, а на том конце провода висел безнадёжный больной. И люди верили ей!  Они, обзванивавшие все агентства по списку, попав на Светлану, вешали трубку и терпеливо ждали ее приезда. Вот и сейчас,  мы, грустно скучавшие над газетой, встрепенулись, услышав опять эти слова.

- Свет, как у тебя так получается? – не выдержала я. – Почему всегда выбирают тебя?

- Не знаю, - Света посмотрела на меня, пожимая плечами, а я в который раз подивилась, почему она так странно одевалась.  Сегодня на ней были нелепые розовые брючки, которые её полнили, и  оранжевый пиджак, купленный ещё до перестройки. Света  засунула в рот глазированный сырок и с набитым ртом доверительно сообщила:

- На этот раз ничего сложного, чтобы их уговорить, не было. От них все отказывались, а я вот решилась взять. Квартирка хорошая: трёхкомнатная коммуналка на  Мясницкой и просят совсем недорого, главное чтобы разъехаться.

- А почему никто не берет? – вступил в разговор Слава.

- Один из собственников в тюрьме сидит. Это его мать звонила, жаловалась, что от них все отказываются. А я ей пообещала.

- Да кто же купит такую квартиру? – удивилась я.

- Я найду этого покупателя! - сказала Светлана тем же тоном, что и свои вечные слова «я вам помогу».

- Ты сумасшедшая, - покрутил пальцем у виска Слава. – Даже если ты найдёшь покупателя на эту квартиру, тебе всё равно надо будет подписывать доверенность с собственником, а для этого  надо будет идти  в тюрьму, а там огромные очереди, и договариваться с начальником тюрьмы, к которому попасть на приём всё равно, что к президенту США.

- Меня это не пугает, - Света засунула в рот  ещё один сырок и пожаловалась: - столько работы, что и перекусить некогда. – Вот увидите,  я всё сделаю.

- Удачи, - прошипела Лада, и когда она вышла, спросила: - Не знаете, почему я так её ненавижу?

- Не знаю, - пожала я плечами. – Может, потому что ты другая?

- Конечно другая, - Лада достала зеркальце и с удовольствием в него посмотрелась. – Если бы я была такой, я бы повесилась.

- Всё-таки интересно, сможет она продать эту квартиру или нет? – сказала Тамара, не обращаясь ни кому в особенности.

- Сможет! - уверенно сказала я. – У неё такая настойчивость, что она сметёт все препятствия на своём пути.

- А я думаю: никто не купит квартиру, в которой один из собственников сидит в тюрьме, - сказал Слава.

- Давай поспорим на ящик пива? – вдруг неожиданно для себя предложила я.



Лисицына Татьяна

Отредактировано: 28.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться