Без названия

Размер шрифта: - +

8

8.

Серый грохнул гранёный стакан о потертую столешницу, повернулся к девушке и замер, глядя поверх её головы. 
- Только не оборачивайся, - прошептал сталкер заговорчески.
- Ты чего? - не поняла намеков девушка, и повела плечом вправо в полуразвороте.
Блондин перехватил её и развернув назад к себе, глядя в глаза проговорил:
- Там этот твой...стреляный...как его....
- Соловей, - подсказал другу Батя.
- Воробей! - выпучив глаза, молвила сталкерша, и в тот же миг сунулась Серому под руку. - Спрячь меня! 
- Поздно, девочка, - глядя, как со стороны импровизированной сцены топает человек с гитарой, добил её Серый.
Впервые на лице Тени Егор увидел нотки страха. Хотя...они чередовались с отвращением, усталостью и желанием убить. Взрывное сочетание в купе с полным набором мясника на её корсете. Егору так и не удалось поразмыслить над тем, почему сталкерша, на вскидку, не боявшаяся ничего, вдруг с явным желанием хотела оказаться подальше от этого гитариста. Кстати, на вид Егор не сказал бы, что этот Воробей или Соловей был пугающим или отвратным. Скорее наоборот, что-то в его внешности притягивало. Не Ален Дэлон, как бы сказала бывшая жена журналиста, но  в кино же ему не сниматься. 
- Крепись, - утешительно выдохнул Серый, когда гитарист оказался уже на расстоянии вытянутой руки от девушки.
- Боже мой! - как-то по театральному прозвучал знакомый баритон. Егор сразу узнал этот голос - "моя любовь на пятом этаже...", это же он пел! - Ты прошмыгнула тенью, и думала я не замечу?
Воробей - Соловей встал позади девушки, побеспокоив своим присутствием ребят отмечавших чей-то первый артефакт. Ему простили. Как не простить золотой голос местной рюмочной.
Тень умоляюще бросила взгляд вверх, может моля Иисуса, Аллаха или Кришну о спасении, но на её молитвы никто не отозвался. Кажется, ещё в Киеве Егору говорили, что в Зоне плохо работает связь....
- Любовь всей моей жизни, даже не хочет со мной разговаривать?! - в наглой улыбке растянув чёрные маленькие усики и такую же бороденку-подковку, проговорил гитарист.
- Свались, - жестом доброй воли, Тень в ответ взмахнула правой рукой, в которой был зажат средний палец.
- О! - протянул Воробей.
- Уу, - подбавили интриги Батя с Серым.
- Значит так, да? - сузил сальные глазки гитарист, отчего они показались ещё более темными в тусклом свете ламп. - Я её понимаешь, ждал, скучал, ночами не спал.... А оно вот значит как?!
На этот раз девушка не на шутку разозлилась. Сдерживать себя она больше не могла, и повернувшись к баритону лицом, выпалила:
- Что?! Ты меня ждал?! Не заливай мне в уши "студень".... Если ты такой, а-ля Хатико, то сколько тогда прошло дней с моего ухода на Большую землю?
Воробей так же нагло и даже не задумываясь произнёс:
- Две недели.
- Хах, не удачная попытка, Ромео, - девушка с лихвой насладилась тем, что поставила на место "любовь всей своей жизни" и встав со стула, добавила: - Ровно шестьдесят дней.
- Правда?! - но и тут не спасовал нахальная щекастая морда. - Ты знаешь, а для меня наш последний поцелуй как-будто был вчера....
Егору показалось, что Тень начала дымиться от злости, хотя на поверку оказалось, что закурил Серый. А ещё оказалось, что уже пол бара с вниманием и полным восторгом смотрят эту мелодраму. Прям любовь и...сталкеры.
- Завали хлебало, - пригрозила сталкерша, шипя от злости. - Ты - идиот клинический!
- Зато с этим идиотом ты целовалась....
- Это было один раз, по-пьяни и то, я не помню! - сжимала кулаки блондинка.
- Зато я помню..., - вспоминая, блаженно прикрыл глаза гитарист. Ухмылочка с его лица так и не спала, а на пухлых щеках появились ямочки. - Твои губы были такими нежными, сладкими, как спелые вишни....
Но закончить наслаждаться воспоминаниями ему не дала Тень, с размаху съездив пощечиной по наглой морде.
Зал замер. Егор готов был поклясться, что кто-то переживающе "ахнул". Санта-Барбара....
Воробей схватился рукой за левую, полыхающую красным жаром щеку, но мужественно сдержал удар. 
- Как хорошо сказал, - прокоментил, всхлипнув Серый.
Тень вцепилась в пострадавшего взглядом полным ярости, но видимо, Воробей сдаваться не желал:
- Как вишни, - повторил он за зря.
Вторая порция оплеух полетела с другой стороны. Правой девушка била куда лучше. Хлесткий звон и вторая щека баритона налилась пунцом. 
- Теперь я понял фразу "подставь вторую щеку"! - развернувшись к Егору, ухмыльнулся Серый. 
- Да кто ж так к бабе подкатывает, дилетант! - разочарование раздалось из публики.
Спектакль окончен. Занавес.



Арина Жанжора

Отредактировано: 15.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться