Без нотаций. Окей?

9.

Даниил подошел к столику мрачнее тучи и присел на стул.

- Мирослава Александровна, я хочу поговорить с вами.

- Что так официально? Мы же договорились на «ты». – Как же Мирославу бесила его чопорность. 

- Хорошо, Мирослава. На «ты», значит, на «ты», - нарочито согласился Даниил. - Мне с тобой надо поговорить.

- Совсем другое дело. - Юристка игриво улыбнулась в надежде сменить гнев Даниила на милость, но, не заметив перемены в его лице, надела маску серьезности, отпила чаю и закинула ногу на ногу. – Говори.

- Ты, действительно, собираешься делать то, что пообещала Кристине?  - неуверенно спросил Даниил.

- Что именно? 

- Не прикидывайся! Ты понимаешь, о чем я.

- Ума не приложу! Говори, как есть. 

- Ты обманешь Леонида, мужа клиентки …

- Конечно, обману. А как иначе? – перебила Мирослава, не дослушав. Она уже поняла – сейчас начнутся каверзные вопросики и такие же ответы на них.

- Как иначе? - переспросил Даниил, выпятив глаза. Спросил так, как преподаватель бы спросил студентку-двоечницу на экзамене. - Вообще-то вводить в заблуждение клиента неэтично, это противоречит принципам юридической профессии. 

«Ничего себе! - удивилась Мирослава тону голоса горе-ученого. – А ну-ка послушаю!» 

– Как юристу, - с гонором продолжал Даниил, - тебе должно быть известно, что по Кодексу профессиональной этики адвоката…

- Я – не адвокат, - резко перебила Мирослава - не выдержала очередных нравоучений.

- Ах, да. Я забыл, - сгримасничал Даниил и развел руками. – Какой с тебя спрос? А если серьезно, - заговорил он с издевкой, - то, что ты позволила себе – в высшей степени непрофессионально. Ты должна была сказать Леониду, что его жена приходила к тебе. Адвокат ты или нет, неважно. Есть правила хорошего тона в любой профессии…

- Давай без нотаций! Окей? – скривилась Мирослава и отхлебнула остывшего чаю. 

Даниил замолчал. Его покрасневшее лицо выражало негодование. Дай ему волю, он сказал бы много чего, что Мирослава и так знала. 

- Даниил, - старалась успокоить ученика Мирослава, - ты же слышал, что муж Кристины хотел обмануть ее, лишить того, что ей, вообще-то, положено не только по закону и договору, но и по справедливости. Леонид начал диалог с обмана, а не мы. Он – первый. Понимаешь? Так и мне же, подлец, ничего не сказал. «Ты поговори с женой, объясни, какой я великодушный!» - кривлялась Мирослава. – А на самом деле оказался скрягой. Эх, на языке вертится словечко похлеще.

- Это не дает права нарушать правила и злоупотреблять доверием клиента, - Даниил достал платочек из кармана брюк и вытер вспотевшее лицо.  

- Какие мы правильные! - усмехнулась Мирослава и подумала, как хорошо, что Кристина попросила остаться наедине, прежде чем откровенничать. А то ученый муж в обморок бы упал, узнав всю правду.

- Хорошо, - Мирослава перекинула ногу. - Как же я должна поступить? - спросила она.

Даниил, будто ждал этот вопрос, взгляд оживился. 

- А я скажу, - не мешкал он. – Прежде всего, как только ты узнала, что Леонид и Кристина - муж и жена, надо сообщить им обоим о совпадении. Это, во-первых, - он загнул один палец на левой руке. - Во-вторых, -  Даниил загнул второй палец, - ты должна была...

- Да ты что! – съехидничала Мирослава. – Есть еще второй пункт?

- Да, есть, - не отступал Даниил, - и второй пункт, и третий …

- Я что, на лекции?

- Читай, что да, коль не знаешь прописных истин.

- Все, - махнула Мирослава рукой, - терпение на исходе. Еще пару слов, и я взорвусь.   

- Я обескуражен.

Даниил, вздохнув, отвернулся. Она даже не выслушала его, не дала досказать. Нет, Мирослава - невыносимая. Никаких сомнений. Она слышит только себя и никого другого. Самая умная, видимо. Даниил вспомнил, с каким вниманием слушала его Оксана Валерьевна, когда он вызвался прокомментировать правовой казус клиента, аргументируя собственную точку зрения. И как была благодарна за дельный совет. В те минуты он чувствовал себя настоящим юристом. А с Мирославой он - ничтожество, которому не дают даже слова сказать, будто он - первокурсник, ничего не знающий и не понимающий в юриспруденции. Да, к практике Даниил никогда не имел отношения. Однако он прекрасный теоретик и это дорогого стоит. Те конструкции, которые сложились в его ученой голове за много лет работы, ни один практик не осилит. Он мыслит иначе, не так, как приземленные практики. Но это - плюс, а не минус.  Мирослава, как ни крути, на другом уровне мышления, более низком. И как она этого не понимает? А, может, понимает, но не желает признавать? Эх, Даниил так хотел сейчас, именно в эту минуту, продемонстрировать мощь своего интеллекта, доказать этой взбалмошной, самовлюбленной юристке-проказнице, что его мнение имеет вес. Но Мирослава не дослушала, ей неинтересно.  А раз так, то он слова больше не скажет этой невежде. Хотя можно было искуснее разрешить разногласия Леонида и Кристины, не поступаясь правилами и принципами. 

Мирослава и Даниил сидели в тишине минут десять, каждый думал о своем.



Мари Стю

Отредактировано: 17.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться