Без нотаций. Окей?

12.

Мирослава и Лена приехали в ночной клуб почти в десять вечера. Народ еще не подтянулся, да и друг, который приглашал Лену, опаздывал. Из телефонного разговора Мирослава поняла, что тот будет через полчаса.

- Ну что, сегодня по коктейлям? – спросила Лена, пританцовывая на диванчике под клубное «тыц-тыц».

- Нет, - громко сказала Мира. – Коктейли хороши, когда в отпуске.    

- Тогда, что будем пить?

- Может, просто чайку? – Мирослава скрутила губы в трубочку.

- Эй, ты чего? Мы веселиться пришли или чай пить?

Мирослава улыбнулась, пожала плечами. Признаться, она не любила ночные заведения. Предпочитала тихий спокойный отдых или дома, или в другом месте, где поменьше народу. Ей не по душе громкая музыка, скопление нетрезвой молодежи и приставания пьяных парней. Да, изредка и только с Леной, под настроение, она могла пойти в клуб. Но сегодня – не тот редкий случай. Будто дернул ее кто-то за язык сказать Лене: «А в клуб – пошли». 

- Если уж выпивать, - сказала Мира, - то либо шампанское, либо на градус выше.

- И?

- Шампанское буду.

- Может, все-таки текилу?

- Нет, шампанское.

Они едва успели выпить по бокалу игристого вина, как к их столику подошли двое высоких молодых человека.

- Девчата, привет! – громко сказал один из них и полез целоваться к Ленке.

- Боря, привет! – обрадовалась Лена, подставила щеку темноглазому брюнету. – Мирослава, знакомься, это - Борис, - она положила руку на плечо парня. - Мой друг, росли в одном дворе. А это, - она указала на другого молодого человека, - Федя, друг Бориса. Ребята, - обратилась она к подошедшим, - эта привлекательная девушка -  моя подруга, Мирослава.

- Привет! – помахала Мира рукой и слегка улыбнулась. 

Друг Бориса, Федя, бритоголовый здоровяк, с первой секунды, недвусмысленно поглядывал на Мирославу, и подмигивал всякий раз, когда ловил ее взгляд. А когда Лена пригласила их присесть к столику, тот плюхнулся рядом с Мирославой на диванчик, все так же, не спуская с нее глаз.

- Эй, Федор! – окликнула Ленка здоровяка и полушутя-полусерьезно прибавила: – Это – моя подруга. Слышишь? Так что, не наседай.

Потом она толкнула локтем Бориса, сказала ему что-то на ухо, тот покивал, подошел к Федору и, похлопав по плечу, передал послание. Федя слегка скривился, приподнял руки:

- Без проблем! – смогла прочитать по его губам Мирослава.

Наблюдая, как, отодвигаясь, здоровяк меняется в лице, взгляд Мирославы упал на столик за танцполом.

- Не может быть! – ахнула она.  

Почти напротив, метрах в пятнадцати от них, сидели и душевно общались за бутылкой вина Даниил и Оксана. Он что-то говорил ей на ухо, а Оксана, хитро улыбаясь, кивала.

«Значит, он говорил с Дмитрием Петровичем», - решила Мирослава и погрузилась в раздумья. Надо же! Признаться, в глубине души она надеялась, что Даниил передумает.

Мирослава раздосадовалась. Эх! Теперь стопроцентно придется объясняться с Дмитрием Петровичем.

 «Неужели я и вправду задела его, как говорит Ленчик», - спросила она себя. Но чем? Тем, что не восхищалась им? Так это же – бред! С чего, вдруг? Никто не спорит, он сообразительный, знает законы, нестандартно мыслит, судя по вопросам, которые задавал ей по материалам дела. Она согласна с Дмитрием Петровичем – такой, как Даниил, нужен в команде. И его ученость, наверняка, будет полезной в каком-нибудь сложном деле. Однако - он работает всего пару дней; еще ничего не сделал, не показал себя в деле. А уже требует признания? Чудак!

 «И все же жаль, что он перебежал к этой мымре», - вздохнула Мирослава и кинула ревностный взгляд в сторону Оксаны и Даниила. А парень ей, в самом деле, понравился. Образованный, честный и доверчивый, человек с принципами, вполне уверенный в себе. Правда, немного спесивый, придирчивый. И все же это - нарочитость, которую обточит адвокатская практика и общение с коллегами. Даниил по-другому заживет, а значит, по-другому станет мыслить. Вот тогда, думала Мирослава, перед ней предстанет совершенно другой человек.

Там, за кафедрой в институте, он философствовал, размышлял об идеалах, о правовом государстве и поверил в то, во что верят почти все ученые и студенты-юристы – в первичность законов над тем, как они воплощаются в жизни. Как адвокат, Даниил столкнется с другой жизнью, настоящей, реальной, не той, о которой написано в учебниках. И у него не будет другого выхода, кроме как приспособиться, подстроиться под эти новые условия; он собственноручно разрушит прежнюю систему ценностей, которая в его голове. Да, возможно, что-то от прежнего Даниила останется. Но все же большинство предубеждений и принципов он выбросит в урну, не сожалея. В противном случае, придется вернуться в институт, в тот идеальный мир, в котором он жил и о котором рассказывал студентам. Но…

Мирославу сбила с мысли Ленка:

- Что с тобой? – громко спросила она расстроенную подругу.

- Даниил здесь, - Мирослава кивнула в сторону коллег, - вон там, за столиком, за танцполом.  

 



Мари Стю

Отредактировано: 17.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться