Без охраны| Кит (зарисовки из студенческой жизни)

Размер шрифта: - +

Зе Матриошка

Глава 10. «Матрешка».

Странно видеть, когда в класс заходит парень с зареванным лицом. Да ещё если это не простой парень, а красавчик факультета.

Пройдя между рядов, он сел на своё обычное место, уронив сумку на пол, а голову на руки, чем приковал внимание всех студентов. Не напрямую, конечно, а через локоть наперекосяк.

Девчонки, понятно, сразу начали шушукаться, выдавая самые нелепые предположения: поссорился с девушкой, кто-то умер, ноготь сломал; парни лишь злорадно посмеивались издалека.

Следом, минуты через две, в кабинет ввалились блондин и один из качков, тот, что «губы бантиком». Последний был ужасно злой, лицо красное, дыхание тяжелое. Блондин удерживал его за руку, что-то тихо говоря, будто упрашивая. Дутый глянул в сторону красавчика, выругался себе под нос и последовал за блондином в шестой ряд.

Что между ними произошло, для всех так и осталось загадкой.

Пришел профессор, и началось занятие. Но в середине своего повествования он вдруг схватился за сердце и упал на стол:

— Зачем? Зачем я вас учу? — выкрикнул, раскинув руки в стороны и перевернувшись на спину. Оказалось, что он специально в объяснении заменил термины, ожидая, что его поправят, но никто этого не совершил.

Ещё бы! Исправлять профессора. Хоть я и заподозрила некоторые несостыковки в словах.

— Так мы же вам доверяем, — выкрикнула девушка с первого ряда, — поэтому и не исправляем.

— Серьёзно? — тот вернулся в исходное положение, вопросительно посмотрел на неё. — А знаешь ли ты, моя любезная, что... — и поднял указательный палец вверх.

Следом подошёл к доске и своим ювелирным почерком начал там что-то рисовать:

«Trust, but...»

— Check! — не удержавшись, выкрикнула я.

Он удивленно повернулся в мою сторону:

— Откуда ты знаешь?

— Мне мама так постоянно говорит, — я смутилась, так как внимание всей аудитории переметнулось на меня. И кто за язык-то тянул?!

— А откуда твоя мама? Француженка? — ещё больше удивился профессор.

Он сам учился во Франции, поэтому время от времени снабжал нас интересными фразами на «языке пердунов». Так его обзывала мама на основании двух слов, которые знала — «пердон» (в жизни, правда, звучало несколько иначе) — прощение и «жоперди», которое неизвестно что обозначало.

Но даже когда тема никакого отношения к французам не имела, лектор все равно любил о них упоминать.

— Нет, она русская, — ответила я и ещё больше смутилась, так как весь зал загудел, и даже те, кто спали, включая красавчика с опухшими глазами, теперь смотрели на меня.

— О, я тоже, — с заднего ряда поднялась ненормальная, которая когда-то забрала мой телефон, переведя взгляды на неё.

Чего ты тоже?!

Не. Я, конечно, всё понимаю. Но не до такой же степени!

— И как это будет звучать по-русски? — но профессор не обратил на неё внимание.

— Доверяйнопроверяй, — выкрикнула я, как скороговорку, фразу, дабы заткнуть тощую крысу.

Опять учащиеся уставились на меня. А крашенная вобла, неудовлетворённо тряхнув волосам, вернулась на своё место.

— Как-как? — поднёс руку к уху профессор. — Повтори, только не так быстро.

— Доверяй, нопроверяй, — последние два слова не получилось разделить и сказать небыстро. Наверное, нервы.

— До-вье-рьвьяй, нопорвирьяй, — повторил профессор, запоминая.

Не совсем то, но мне уже надоела излишняя популярность, поэтому я согласно кивнула в ответ.

— До-вьи-рвуйяй, ноперворвуяй, — он переделал фразу на французский лад и, довольный, записал в блокнот.

«А, — махнула я мыслено рукой, — какая разница! Пусть говорит, как хочет».

— Как-как, повтори ещё, — неведомыми силами наглый парень оказался позади меня.

Когда он успел прилететь? Ведь расстояние в десять рядов!

— Цыц! — заткнул его профессор. — Вернись на место! Продолжаем занятие. 

А после, восхищенно щебеча, меня окружила толпа девушек:

— Ах, мы так и знали, что ты какая-то не такая. Ах, по тебе видно. Ах, ты отличаешься от нас.

И сразу в голове поплыли образы моих достоинств, которые сейчас начнут перечислять: красивая, умная, высокая (невысокая, ну ладно), что ещё? Маленький курносый носик, большие глаза, пухлые губы, правильные черты лица, белая кожа...

Эх. Приятно, когда тебя замечают. Особенно таким образом.

— Чем же? — готовая принимать комплименты, снисходительно улыбнулась я.

— Щёки. — Шо? — Они такие круглые...



Maly Al

Отредактировано: 13.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться