Бездна масок

Размер шрифта: - +

Поместье Дрейков, 3 января 1833

Ей снился сон, странный, жестокий, пугающий… К ней склонялся мужчина, и его губы скользили вниз по шее к груди, оставляя на коже болезненные укусы. Он сжимал ее в своих объятиях, лишая возможности дышать, и что-то шептал… Она тянулась к нему, льнула, отвечая на сомнительные ласки… Его лицо расплывалось в темноте, а затем стало неожиданно четким и до боли знакомым, мгновенно вытеснив из сознания все посторонние ощущения. Вот только совсем не тем, какое она ожидала увидеть. Смуглая кожа, высокий лоб, темные брови и ресницы, полные чувственные губы, острый подбородок и широкие скулы, пронзительно синие глаза…

Дариенна вздрогнула, с глубоким вдохом возвращаясь в реальность. Высокий каменный потолок и стены показались смутно знакомыми, под спиной ощущалась теплая и шершавая поверхность, совсем не похожая на кровать, одежда полностью отсутствовала. Она осторожно села, оглядывая помещение, внимание привлекли крохотные язычки пламени, окутавшие ладонь, которой леди опиралась прямо на герб Рода. Монастырь. Ее бессвязное лепетание о вызове настоятеля все же оказалось услышанным и выполненным старым сторожем.

Дари погладила светящийся в темноте узор.

 - Спасибо.

Она медленно поднялась на ноги. Двигаться было непривычно, но неожиданно легко. Тело не болело, синяки пропали, что оказалось заметно даже при столь слабом освещении. Тревожило только отсутствие последних воспоминаний и … одежды. Вряд ли монахи оценят вид ее природной красоты. Впрочем, настоятель наверняка предусмотрел такой вариант.

Стоило леди добраться до двери и приоткрыть тяжелую створку, как к ней из темноты коридора тут же двинулась фигура с фонарем в руке.

 - Миледи?

Она прищурилась от яркого света и не сразу узнала младшего приемного сына ная Алексидаса.

 - Юриан?

Молодой человек приподнял фонарь выше, чтобы стало видно его лицо, тут же залившееся краской смущения.

 - Отец просил вам передать, - забормотал он, протягивая ей какой-то сверток.

Дариенна схватила предназначенный ей дар и тут же закрыла дверь. В слабом свечении, исходящим от пола, она смогла разглядеть монашескую рясу и ботинки на шнуровке – то, что нужно. Облачение не заняло много времени, обувь оказалась велика, как и сутана, но жаловаться не приходилось. Потом она еще сможет привести себя в порядок, а пока необходимо выбраться из подвала.

Леди Дрейк окинула комнату последним взглядом. Стоит уйти, и камни погаснут до следующего визита. Сердце отдохнет и снова откликнется на зов, когда придет время. Вот только что-то не давало покоя, что-то…

 - Папа…

Лицо лорда Дрейка – вот то, что заставило ее очнуться, то, что теперь вселяло новую тревогу. Она нахмурилась, тряхнула растрепанными волосами и решительно толкнула дверь. Юриан ждал ее, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.

 - Вы в порядке? Сможете подняться или мне сходить за помощью?

 - В порядке.

Дари кивнула в сторону лестницы, но все же оперлась на протянутую руку.

 - Мы дежурили по очереди, чтобы не пропустить момент вашего пробуждения, - заговорил монах. – Отец даже начал опасаться, что лечение чересчур затянулось.

 - Сколько я пробыла у Сердца?

 - Сегодня третье января, а мы привезли вас двадцать четвертого декабря.

Она едва не оступилась на очередной ступеньке. Десять дней. Повреждения, полученные от Ксандра, оказались серьезнее, чем дама предполагала изначально.

 - Миледи? – обеспокоенный голос спутника заставил ее двигаться дальше.

 - Все в порядке, - как заклинание повторила она и продолжила подниматься.

Что произошло в столице, за время ее беспамятства? И что творилось в поместье? Как родственники отнеслись к ее отсутствию на Новый год? И что теперь с Ксандром? От вопросов заболела голова.

Лестница кончилась, и они оказались на площадке недалеко от центрального входа, однако Юриан потянул леди дальше.

 - Вам подготовили комнату, в которой останавливался лорд Дрейк, когда посещал монастырь. Отец решил, что так будет лучше.

Она кивнула, невольно отметив, что с момента их последней встречи два года назад, ее спутник стал более разговорчив. Или же сказывалась ситуация, и он просто волновался? По внешнему виду судить трудно. Младший сын настоятеля обладал редким талантом скрывать свои мысли и чувства от окружающих. К тому же его вечно угрюмый и хмурый вид не располагал к доверительным беседам. Густые черные брови и волосы по контрасту с белой кожей и невыразительным лицом производили на окружающих отталкивающее впечатление, заставляя десятой дорогой обходить ходячего призрака.

Они поднялись еще на этаж и прошли по узкому коридору, двери из которого вели в комнаты монахов, живущих в монастыре, в самом конце располагались гостевые покои. Юриан распахнул дверь, позволяя даме пройти вперед.

Комната оказалась небольшой и обставленной довольно скромно, даже несмотря на то, что предназначалась для хозяина земель. Узкая кровать в углу, квадратный стол у окна с придвинутым к нему стулом, комод со стоящим на нем тазом и графином для умывания, небольшое зеркало на стене, ковер на полу.



Дайре Грей

Отредактировано: 10.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться