Бездна масок

Размер шрифта: - +

Королевский дворец, 7 января 1833

Королевский парк, усыпанный снегом, производил умиротворяющее впечатление. Мягкие очертания сугробов, ветки деревьев похожие на вырезанные из серебра украшения, заметенные дорожки и тишина. Волшебная тишина зимнего вечера, который так приятно провести у камина.

Королева вздохнула, перебирая в руках заново нанизанные бусы, и перевела взгляд на зеркало. Сегодня впервые со дня смерти мужа она позволила себе надеть нетраурный наряд: бархатное темно-зеленое платье, отороченное черным кружевом, с узкими рукавами и небольшим треугольным вырезом. Привычную сетку для волос сменил простой узел на затылке, поддерживаемый множеством шпилек. Несколько локонов выбились и обрамляли лицо, делая ее моложе. Жаль, что прожитые годы нельзя сбросить столь же легко, как снять никому ненужный траур…

Двадцать лет… Двадцать лет, отданных в угоду чужим желаниям и стремлениям, в которых ей отводилась роль пешки. И теперь у пешки внезапно появилась свобода. И она совершенно не знала, что с ней делать. Ей оставалось лишь дальше носить привычную маску величия и безупречности, ставшую такой родной. Если бы… Если бы не тот ужас, что произошел на коронации. Кошмар наяву, вдруг обернувшийся негаданным счастьем.

Губы сами собой расплылись в улыбке. Искренней, открытой, которой она улыбалась только детям, когда оставалась с ними одна. Только с дочерьми Луиза позволяла себе становиться чуть менее царственной и более живой. И теперь появился еще кто-то, кому она могла бы улыбнуться также.

Наверное, ей стоило бы устыдиться. Дарвуда нет всего месяц, а она, как веселая вдовушка, уже утешилась в объятиях другого. Однако совесть молчала, внутри не возникало ничего, кроме ощущения легкого, тихого и хрупкого счастья. Маленькой тайны, разделенной на двоих. Кто бы мог подумать, что посреди хаоса и разрушений может родиться нечто прекрасное?

В дверь гостиной постучали, и по спине пробежали мурашки, напомнившие такой же вечер много лет назад, когда она ожидала встречу с королем. Луиза бросила еще один взгляд в зеркало, провела рукой по волосам, глубоко вздохнула и покинула спальню, перейдя в смежную комнату.

 - Войдите, - голос не дрогнул, и пальцы не дрожали, перебирая жемчуг.

Лорд Ферр неторопливо вошел в комнату, бесшумно прикрыв за собой дверь. Он выглядел усталым, осунувшимся и задумчивым. И где-то внутри колыхнулось сомнение. Стоило ли его приглашать? Однако отступать уже поздно.

 - Добрый вечер, маде-леди, - произнес он, отвешивая ей безукоризненный поклон.

После той ее слабости в день коронации они почти не общались. Короткие, ничего не значащие фразы, мимолетные прикосновения, незаметные другим, взгляды, наполненные пониманием, и… ничего. Он не приходил, занятый делами, а Луиза следила за состоянием пасынка, которое только-только стабилизировалось.

 - Присаживайтесь, - она указала на кресло и сама прошла к небольшому диванчику, на столике их ждал ужин на две персоны. – Я подумала, вы не откажитесь составить мне компанию. 

 - Конечно.

Некоторое время в гостиной стояла тишина, нарушаемая лишь звоном приборов и вежливыми просьбами передать то или иное блюдо. Гость оказался голодным, и дама с неожиданным интересом и какой-то странной нежностью наблюдала за тем, как он ест. Странно. Никогда раньше ей не хотелось наблюдать за трапезой… А сейчас впервые появилось абсурдное желание проявить заботу об этом большом, сильном и уже давно взрослом мужчине. Отнюдь не материнскую. К Дарвуду она таких чувств никогда не испытывала.

 - Прошу простить мою невнимательность, маде-леди. Вы хотели о чем-то поговорить?

Голод был утолен, и лорд Ферр устремил на нее внимательный взгляд своих темных глаз. Ей показалось, что в их глубине мелькнула ответная нежность. Или не показалось?

 - Да, я надеялась, что вы поделитесь со мной последними новостями.

Мужчина нахмурился, меж бровей у него пролегла глубокая складка, а на щеках явно выступили желваки.

 - Вы позволите? – он достал из внутреннего кармана трубку и мешочек.

Королева  кивнула. Десман заправил трубку табаком и раскурил, выпуская кольца дыма. Последние события не радовали его также, как и всех остальных. Не стоило наверное спрашивать, но она так устала все время оставаться в неведении. А сейчас происходящее напрямую касалось всей королевской семьи. И ее дочерей…

 - Люди волнуются. Дайтон хочет открыть ворота города и начать выпускать жителей, чтобы снизить напряженность.

 -  Думаете, он поступает опрометчиво?

Мысленно Луиза улыбнулась. Ее экскурсии по приютам не прошли даром, будущий король думает о народе. Дядюшка был бы доволен…

 - Не знаю, что и сказать. Не думал, что он окажется столь… ответственным. Все же он довольно юн.

 - Ровесник вашего сына, - мимоходом отметила дама. – Лан Ферр очень воспитанный молодой человек, надежный и ответственный. Он составляет замечательную компанию принцессам.

На лице собеседника промелькнуло выражение родительской гордости, такое же она уже видела на лице Дарвуда, когда он смотрел на Декстера. Лорд заметно расслабился, и следующие полчаса они говорили о детях, а не о ситуации во дворце и столице. Беседа оказалась на удивление легкой и приятной. Словно они знали друг друга уже давно, и могли обсуждать любые темы. И запах табака совсем не раздражал, и не казался лишним. И как-то так получилось, что они уже сидели рядом на диванчике, и ее голова лежала у него на плече, а тяжелая и крепкая рука обнимала ее за талию. В гостиной было тихо и невероятно уютно, в камине потрескивал огонь, медленно догорали свечи, а за окном хлопьями падал снег.



Дайре Грей

Отредактировано: 10.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться