Бездна вопросов для начинающего мага. Первая тетрадь.

ВОПРОС ДЕВЯТЫЙ: ПОГОВОРИМ О ЛИЧНОМ?

ВОПРОС ДЕВЯТЫЙ: ПОГОВОРИМ О ЛИЧНОМ?

 

Хочешь нажить себе врага или завести друга – подели с кем-нибудь комнату в общежитии.  

Студенческая пословица

 

Авентия, студенческая столовая и комната общежития, год 999-й от основания, месяц золотых листьев, число по-прежнему 2-е.

После занятий мы всей гурьбой отправились в столовую, дабы подкрепиться после нелегкого учебного процесса.

- Какие впечатления от первых занятий? – задал вопрос в воздух Миран, садясь за стол с полным подносом еды. 

И как только в него столько влезает?

Вот честное слово, иногда подобный безудержный оптимизм просто не к месту. Я промолчала, сделав вид, словно не расслышала. Орка и темный также проигнорировали реплику Ветерка. Судя по их сосредоточенным лицам, они как минимум строили планы по завоеванию этого бренного мира, и столь незначительные вопросы их не касались. Миран отпустил одну из пошловатых шуточек – не подействовало. Поняв, что больше никаких эмоций из нас он не вытянет, он махнул на все рукой, и наша урезанная в составе компания продолжила есть молча. Почему урезанная? А нимфе и вампиру, сразу же удалившимся за отдельный стол, просто-напросто было не до нас – они разбирались между собой. Я краем уха ухватила обрывок их перебранки:

- И не вздумай больше называть меня Селеной, — услышала я голос не на шутку разгневанной нимфы.

- Да, дорогая, ты, пожалуй, права, — без боя сдался Пышик. – Это тоже слишком длинно. Буду звать тебя Сел.

- Да ты… такого имени даже нет!

- А теперь будет. Ты же уникальная, пусть и имя будет единственным в своем роде.

- Оно и так в одном экземпляре, идиот несчастный!

- О прекраснейшая из всех леди нашего мира! Если я, как ты выражаешься, идиот, то исключительно счастливый. И все благодаря тебе, неповторимая моя!

Посмотрев на физиономию Селены, я решила, что здание Школы срочно надо спасать - вампир может позаботиться о себе сам - и рискнула вмешаться:

- Селена, не хочешь пройтись по местным лавочкам с одеждой? Твой гардероб нуждается в паре-тройке чуть менее… парадных вещей.

Нимфа поглядела на свое, некогда серебристое платье, которое после стычки с магистром Шаффаном приобрело цвет грязного пыльного мешка, украсилось длинным разрезом почти до талии - за скамейку в коридоре зацепилась -  и неровной бахромой по подолу (откуда взялась бахрома, я упустила из виду). И согласилась, а что ей еще оставалось делать?

- Мы еще вернемся к этой теме, — со злостью пообещала нимфа вампиру, резко вскакивая и направляясь  в сторону двери.

- Тебя я готов ждать вечно, бесценная моя! — ласково промурлыкал тот. И ведь поневоле поверишь!

- Чем он так тебе насолил? – поинтересовалась я, закрывая за собой дверь нашей комнаты.

- Он отказался, чтобы я называла его Пышиком при посторонних. 

Ого, как у них далеко зашло — одногруппники им уже посторонние!

- Знаешь, я его понимаю. Трудно оставаться грозным и опасным вампиром и хитроумным дипломатом, если тебя на каждом шагу называют детским прозвищем. И, вообще, похоже, он сообщил это имя только нам двоим, ты должна это оценить.

Нимфа помолчала.

- Ты действительно так считаешь? – с подозрением в голосе спросила она. – А тебе не кажется, что он просто издевается, а на самом деле я его совсем не интересую?

Ну вот, дожили! Из меня пытаются сделать эксперта по любовным отношениям.

- Почему тебя это так волнует? А самой-то тебе он нравится? Если нет, ты можешь его просто игнорировать, я знаю, как устроить так, чтобы…

- Разве такой как он, может не нравиться?

- О боги! Что я слышу —  ледышка растаяла! А по тебе не скажешь!

- Не уходи от ответа. Тебе ведь он тоже нравится, верно?

- Да, конечно, —  легко согласилась я. – Я его даже почти люблю. 

Нимфа напряженно застыла. 

– Но иногда он меня просто бесит. Например, когда позволяет себе шутить над тобой, — уже серьезно заметила я.

Осознав весь смысл сказанного, Селена поняла, что на ее драгоценного вампира я не претендую, и заметно повеселела.

- Мы сегодня идем за покупками, или нет?

- Как только ты переоденешься во что-нибудь более чистое, — хихикнула я, – а то нас не пустят на порог ни одной лавочки. – Это я добавила, уже стянув с себя пропыленные вещи и доставая из  сумки очередную рубашку, на этот раз зеленого цвета, и темно-серые штаны.

- Я все хотела спросить, – Селена все еще рылась в своем багаже,  — почему у тебя ничего не измято? Судя по размеру твоей сумки, там вообще все должно быть всмятку, а ты достаешь вещи и спокойно их надеваешь, точно они у тебя до этого отглаженные в шкафу висели. Дело в сумке?

- Нет. Ткань не мнется, потому что замагичена моей сестрой. Дар у нее такой.

- Да?! Тогда ей просто цены нет! Ее же местные девицы с руками оторвут! Почему ты не привезла ее с собой?

- Потому и не привезла. Руки ей еще понадобятся, — отрезала я, прервав восторженные ахи нимфы. В дальнейшие подробности вдаваться я пока не желала. – Так мы идем или нет?

- Ладно. Я помню, ты просила не вмешиваться без разрешения в твою личную жизнь, но это же совсем другое… — она вертела в руках полупрозрачную тряпку, ой, то есть, платье,  нежно-бирюзового цвета, —  ты почти ничего не рассказывала о своей семье.

- Так же, как и ты о своей. – Селена виновато опустила глаза.



Евгения Монарева

Отредактировано: 11.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться