Бездна вопросов для начинающего мага. Первая тетрадь.

ВОПРОС ТРИНАДЦАТЫЙ: ЧЕМ ПОЛЕЗНЫ ПОСИДЕЛКИ У КОСТРА?

ВОПРОС ТРИНАДЦАТЫЙ: ЧЕМ ПОЛЕЗНЫ ПОСИДЕЛКИ У КОСТРА?

 

Пункт 5. Во избежание непредвиденных ситуаций и несчастных случаев категорически воспрещается разжигание костров на территории Авентийской Высшей Школы Магии (здесь и далее именуемой АВШМ), в том числе и магическими средствами; в случае порчи имущества, нанесения повреждений зданиям АВШМ предусмотрено наказание в виде штрафа и/или отчисления в зависимости от размера причиненного ущерба. Причинение вреда лицам, находящимся на территории АВШМ и за ее пределами, рассматривается деканом и коллегией из старших преподавателей и/или передается в Королевский Суд.

Из «Свода законов и правил Авентийской Высшей Школы Магии»

Авентия, пустырь за Школой, год 999-й от основания, месяц золотых листьев, 3-е.

Памятуя о том, что «ночи холодные», я захватила с собой теплый меховой эльфийский ширн, ну и вторую бутылочку бабушкиной настойки для создания теплой атмосферы в прямом и переносном смысле. Прибыв на пустырь, мы узрели там немалых размеров костерок (его было видно издалека) и греющихся возле него Мирана, Исил и Надаля. Вампир сидел немного поодаль и задумчиво чертил на земле палочкой.

- Ну, наконец-то! Мы уж думали, вы что-нибудь перепутали и ушли искать другой пустырь. — Надаль, конечно, не мог удержаться от шпильки.

Селена надулась, а я, не реагируя на язвительного дроу, вытащила заветную бутылочку.

 - А это уже совсем другой разговор, — Миран, довольно потирая руки, полез куда-то за пазуху и выудил бутыль, больше моей раза в три.

Пышик подошел поближе, расстелил на большом камне свой плащ и церемонно предложил импровизированный стул нимфе. Та уселась на него, точно на трон, горделиво задрав голову, ни дать ни взять истинная королева.

- А ты что стоишь, будто неродная? – темный эльф указал мне на булыжник, стоящий рядом с ним.

Стараясь не обращать внимания на насмешливый взгляд орки, я завернулась поплотнее в свой ширн и, постелив его нижнюю половину на каменную глыбу, заняла свое место у костра. 

- А теперь я поколдую. – Легкий взмах руки вампира – и словно из воздуха появился огромный, гладко отесанный валун, уставленный разнообразной снедью. Видимо, до того «стол» был надежно скрыт под покровом иллюзии.

- Интересно, откуда здесь взялось столько огромных камней? Как будто специально для такого случая, — высказалась я.

- Взялось! Да это Ветерок их сюда натаскал, — расхохотался Надаль, и, поймав мой недоуменный взгляд, пояснил:

- Магией, в смысле. Он же у нас стихийник.

Похоже, Миран уже влился в наши ряды, по крайней мере, с мужской частью нашей группы он довольно хорошо ладит. Да и орка стала намного раскованней, вон, собралась в стаканы наливать из бутыли, припасенной Ветерком (1). Нееет, так дело не пойдет! Я осторожно перехватила ее руку:

- Давай сначала мою настойку попробуем. А то после гномьей водки, — я кивнула в сторону второго «сосуда», — вкуса точно не поймем, а бабушка столько сил в свое вино вложила.

Четвертьорка безразлично пожала плечами и отодвинулась – делай, мол, что хочешь. Разлив настойку и потихоньку посмеиваясь про себя, я предложила первый тост: 

- За доверие!

- Великолепный тост! — вампир пригубил вино. Остальные последовали его примеру.

- Ну что ж, — после недолгого молчания Пышик решил продолжить разговор, — раз судьба свела нас всех вместе, неплохо бы узнать друг о друге побольше.

В воздухе повисла пауза. Затем слово взял темный. – Вижу, никто не горит желанием исповедоваться. По-моему, сидя у костра, принято рассказывать всякие истории, или я ошибаюсь?

- Ну, раз ты об этом заикнулся, может быть, поведаешь нам что-нибудь?  — подначила его я.

- До чего же ты любопытная! Ладно, слушайте.

 

История первая. Об одном темном эльфе.

Это случилось восемьдесят пять лет назад. В одной обычной темноэльфийской семье появился ребенок. Вроде бы ничего особенного в этом не было. За исключением одной мелочи. Эльфенок был подкидышем. Выйдя однажды утром на крыльцо своего небогатого дома, сложенного из камней подземной реки, Асилиррия Аркенаршш обнаружила пищащий сверток. Поскольку своих детей у супругов Аркенаршш не было, они оставили эльфенка у себя и воспитывали также, как, наверное, воспитывали бы своего собственного сына. Они были довольно неплохими родителями и научили ребенка всему, что знали сами. Так продолжалось, пока эльфенку не исполнилось десять лет (2). У мальчика проявились хорошие задатки магического дара, и он был отправлен в ученичество к одному из придворных алхимиков, Ликару Ашшассу. Покидая дом приемных родителей, эльфенок услышал от них следующие слова:

- Мы дали тебе все, что могли, хоть ты и чужой нам по крови. Теперь все зависит от тебя самого. Никому не доверяй и никого не жалей, надейся лишь на себя, лги, изворачивайся, предавай и убивай, если это нужно, иди по головам, чтобы достичь поставленной цели. Только тогда ты сможешь стать настоящим темным эльфом и достойным представителем рода Аркенаршш.

С этим напутствием эльф отправился к придворному алхимику.

Через пару лет стало ясно -  слова приемных родителей не пропали даром. Их дом был разрушен до основания неким магическим эликсиром. Это стало первым экзаменом для ученика алхимика. Правда, самих супругов Аркенаршш в тот момент не было дома. Эльфенок постарался. Все-таки они его воспитали. Да мало ли. Пригодятся еще. К своему пятнадцатилетию молодой алхимик уже знал многие секреты мастерства своего наставника. И подумывал уже о том, как бы стать придворным алхимиком вместо Ашшасса.



Евгения Монарева

Отредактировано: 11.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться