Бездна вопросов для начинающего мага. Первая тетрадь.

ВОПРОС ПЯТНАДЦАТЫЙ: КАКИЕ ТАЙНЫ СКРЫВАЮТ ОБОРОТНИ?

ВОПРОС ПЯТНАДЦАТЫЙ: КАКИЕ ТАЙНЫ СКРЫВАЮТ ОБОРОТНИ?

 

Что составляет суть тайны? Это необходимость сокрытия какого-либо явления,

помноженная на страх чужого любопытства и приправленная радостью обладания

тем, что никому неведомо.

Из трактата архимага Дарристана «О происхождении и сущности вещей»

 

Авентия, кафедра боевой магии, год 999-й от основания, месяц золотых  листьев, число 6-е.

«Они» оказались четырьмя здоровенными котами, со злобным шипением и ревом бросившимся к двери, едва мы вошли в кабинет куратора, и довольно заурчавшими, стоило мне только заговорить с ними и почесать за ушами.

- Значит, ты действительно заклинательница. Поэтому тебя и растения слушаются. А я тебя чуть было на факультет алхимии не отправил! 

- Не понимаю, что особенного в том, что я понравилась вашим котам. Это же каждый может сделать, главное – подход знать.

- Вот именно, что не каждый. Мелиссу, например, они на дух не переносят. А ведь она дриада, и с любой живностью может общий язык найти. Теоретически.

Я вспомнила нашу излишне нервную лекторшу, рухнувшую в обморок при виде шмикотивок.

- Может, она неправильная какая-то дриада? Или ей просто практики не хватает, молодая еще слишком, с возрастом все придет, — почему-то бросилась я на защиту леди Мелиссы, хотя мне травница была приятна не больше, чем котам магистра.

- А ты знаешь, сколько ей лет? – и, не дожидаясь моих предположений, он сам ответил на свой вопрос:

- Где-то около двухсот. Точнее не скажу. Как ты считаешь, к такому возрасту можно научиться чему-то полезному? Например, ладить с животными и растениями, раз уж с остальными не научилась?

- А… а сколько лет вам? – Я не нашла ничего лучшего чем ответить вопросом на вопрос.

- 38. Ты думала, больше? – усмехнулся магистр, заметив мою растерянность.

- Нет. Наоборот, – на всякий случай сказала я.

- Ну, не всем же быть гениями магии, как  магистр Шаффан.

Промолчав, я огляделась вокруг. В кабинете царил идеальный порядок, резко контрастировавший с внешним видом его хозяина. Каждая вещь лежала на строго определенном ей месте – мне подобного никогда не добиться, даже если я буду наводить чистоту день и ночь. Спасибо магии сестренки за то, что моя одежда замагичена. А то ходить бы мне в измятых лохмотьях – я же постоянно за что-то цепляюсь и по сторонам особо не смотрю. И это, конечно, очень плохо для мага-боевика. 

Я машинально глянула на разодранный рукав рубашки, которому уже полагалось быть целым. Сестра свое дело знает. И… он был-таки по-прежнему рваным! До сих пор. То есть от когтей оборотней магическая ткань не защищена. Любопытно. Вопросы в моей голове громоздились один на другой. И истерзанный рукав  был далеко не первоочередной проблемой. Так что я оставила его на далекое «потом».

А сейчас я в кабинете магистра Стэйна. 

Утешив себя мыслью, что Стэйн Бэрс,  должно быть, нечасто здесь бывает, а чисто там, где не сорят, и больше не заморачиваясь по данному поводу, я продолжила осмотр помещения и окинула взглядом стройные ряды фолиантов, теснившихся на полках от пола до самого потолка. Ну да, некоторым даже лестница не нужна, чтобы достать, например, толстенный трехтомник "Жизнь замечательных вампиров", занявший собой чуть ли не половину одной из полок. Как бы при случае туда заглянуть, а? Ведь там и про Пышика может быть написано что-то интересное. 

А ничего здесь так. Уютно. Немного мрачновато, но вкус у владельца кабинета отменный. Особенно умилила меня чернильница в виде грациозно изогнувшейся черной пантеры, стоящая сбоку на массивном, из черного же дерева столе.

- Это вы? – рискнула пошутить я, указав на чернильницу.

- Похоже. Но не я. – без тени улыбки отозвался магистр. – Моя сестра Нази. Погибла шестнадцать лет назад.

Ну вот. Опять я влипла. Может, пора завязывать с юмором?

- А я думала, истинные оборотни бессмертны. Или нет?

- Ты отчасти права, мы почти бессмертны. Но она умерла не сама по себе. Ее убили эльфы.

- Эльфы? Но за что? Нет, я понимаю, дроу народ жестокий…

- С чего ты взяла, что я говорю о темных? – В голосе магистра я услышала горечь и грусть. – Это были прекрасные светлые эльфики. А Нази узнала слишком много чужих тайн. Она была очень любопытной. Вроде тебя. И поплатилась за это. – Он осторожно погладил фигурку пантеры.

Угу. Мне вежливо намекнули на то, что больше ничего сообщать не намерены. Ладно, я ж не тороплюсь никуда, в конце концов, все равно узнаю. Или сам магистр в порыве откровенности расскажет. Жаль, вина больше нету бабушкиного. Тьфу, что за бредовые мысли в голову лезут? Споить куратора?!

В воздухе повисло задумчивое молчание.

- И все-таки зачем мы здесь?

- Я хотел выяснить, действительно ли ты являешься заклинательницей или то, что произошло, случайное совпадение.

- Ну и как, выяснили? – в душе я уже знала, каким будет ответ.

- Да. Похоже, я нашел заклинательницу. Одну из тех, что ищут оборотни уже  третью тысячу лет. Правда, в несколько неожиданном варианте. Но, может, это и к лучшему… — к концу речи магистр, видимо, окончательно ушел в себя.

- Я вас не совсем поняла. И что к лучшему-то?

- А, это я так. Придет время – узнаешь. Возьми, почитай на досуге. – Он протянул мне толстый фолиант, на обложке которого змеилось название «История происхождения оборотней. Мифы и реальность». – На сегодняшний день — это один из самых достоверных источников. А про вампиров тебе лучше расспросить Вирала. Думаю, он не станет отмалчиваться.



Евгения Монарева

Отредактировано: 11.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться