Бездна вопросов для начинающего мага. Первая тетрадь.

ВОПРОС ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ: ВЕРИТЬ ИЛИ НЕТ?

ВОПРОС ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ: ВЕРИТЬ ИЛИ НЕТ?

 

Истина в первой инстанции – это то, что не является заведомой ложью.

Истины же в последней инстанции попросту не существует.

Из трактата архимага Дарристана «О происхождении и сущности вещей»

 

Авентия, разговор по душам на пустыре, год 999-й от основания, месяц золотых листьев, число 30-е.

После очередной тренировки, завершившейся, естественно, швырянием меня в пыль школьного двора - это что, уже становится недоброй традицией? - магистр Стэйн милостиво отпустил всех отмываться от пыли и грязи. Почти всех. Кроме меня и вампира.

- Ну, искатели приключений, вы ни в чем не хотите мне признаться? Что это вы двое забыли ночью в кабинете у ррректоррра? – Конец фразы магистра потерялся  в настоящем рычании разгневанного голодного барса. Ну, с барсами я, конечно, не встречалась, однако представить себе, как они рычат, могу. Теперь-то уж точно.

Ой. Кажется, сейчас нам устроят хорошую взбучку. Только бы он не вздумал снова превращаться. А то одежды так не напасешься. Наверное, синеглазые пантеры выглядят очень красиво… когда не злятся и не рычат. А такое бывает? Нет, ну что за нелепые мысли лезут в голову? Тут бы ноги унести…

- Уважаемый магистр Стэйн, наши, может быть, несколько необдуманные, действия можно оправдать лишь одним, но весьма важным, обстоятельством. Мы пытались поймать шпиона, который рассказывает наши тайны всем, кому не лень их слушать, — совершенно спокойно отозвался вампир. – Знаете, мне совершенно не нравится, что о моей принадлежности к королевскому роду рассказывают на каждом шагу. В особенности некоторым, не имеющим никакого представления о благородстве и честности, магистрам, которые не стесняются на глазах у всех первокурсников добиваться внимания студентки, причем в присутствии ее избранника. Думаю, остальным студентам, с которыми я имел счастье оказаться в одной группе, не больше, чем мне, хочется, самим не зная того, делиться чем-то личным с совершенно посторонними и даже враждебно настроенными  личностями. Поэтому мы и предприняли попытку узнать таким образом, кто же из наших одногруппников занимается подобного рода вещами. К моему великому сожалению, не вполне удачную.

Вот интересно, Вирал был готов к такому повороту событий, или просто настолько умеет держать себя в руках? Если второе, то никогда не хотела бы иметь его в числе своих врагов. А если первое, то тем более. Он абсолютно не устрашился грозного вида магистра и с виду совершенно спокоен! Как там, в балладе-то: «Ведь клинок чем острей, тем опасней!» На редкость меткое сравнение. Вирал – хорошо отточенный клинок.

А что же Стэйн? (ну хотя бы про себя могу ж я его так называть). Гневный огонь в его глазах бушевать, как будто, перестал, и теперь он скорее был удивлен.

- Вот за что ты мне особенно нравишься, Вирал, – устало улыбнулся он, — так это за твое умение вести мирные переговоры. Отправить послами в соседние государства пару-тройку таких виртуозов слова, как ты – нам и воевать ни с кем не придется. Ты никогда не задумывался о карьере посла?

- Все возможно. Думаю, сия участь меня не минует. – Вампир вернул улыбку магистру. – Ведь жизнь почти бесконечна. Можно будет и этим заняться.

- Понимаю. Ты хотел все выяснить. Но зачем было тащить с собой Виттарину?

Демоны! Я фыркнула, выражая свое несогласие с таким положением вещей. Но сказать мне ничего не дали. Меня опередил Вирал:

- А почему нет? Я ей доверяю гораздо больше, чем другим. Очень честная и здравомыслящая девушка. И умеет хранить тайны. А среди девушек – это большая редкость.

Я почувствовала, что заливаюсь краской смущения, а вампир подмигнул мне и продолжил:

- Заодно она получила немного практики лазания по стенам и даже ухитрилась ничего не взорвать и не поджечь.

Как это мило с его стороны —  умолчать о том, что я чуть не испепелила его самого! Даже совестно.

- Подводя итог всему вышесказанному, могу сказать, она - просто чудо. Или вы возражаете, магистр Стэйн?

 Я уже готова была провалиться сквозь землю. Ну, к подземным истинным оборотням. Что за непрошенные и неожиданные дифирамбы в мою сторону? Он сваху изображает, или мне показалось? 

Магистр неопределенно хмыкнул.

- Не понимаю только одного. Каким образом была обнаружена наша вылазка? Ведь я постарался замести все следы.

- А это объяснить очень легко. Вас ждали. И папку оставили специально для тебя, Вирал. Хотели, чтобы у тебя появились определенные подозрения по поводу Надаля. Вот только на Виттарину они не рассчитывали. Скорее считали, что ты будешь один или с Селеной. Которая темного, похоже, недолюбливает. И тоже сделает соответствующие выводы. 

- А откуда ВЫ в курсе таких подробностей? Я была обижена и на куратора, и на вампира, но не могла удержаться. Уж очень хотелось узнать.

- Потому что я знаю, кто сообщал данные сведения в ректорат. Миран. И делал он все под моим личным руководством. 

ЧТО?! Я прокричала это слово мысленно, потому что потеряла дар речи.

- Я с самого начала подозревал Мирана, но вы… вам я доверял! Зачем вам это, магистр?

Я смотрела на Вирала и не узнавала. Впервые я видела неизменно милого и обходительного вампира таким. Глаза его, устремленные на Стэйна Бэрса, горели яростным золотистым огнем, губы были плотно сжаты, пальцы стиснуты в кулаки. Теперь я ясно могла себе представить, как он сдавливает горло своей жертвы, перед тем как выпить кровь, или рассекает клинком противника. Тот Вирал, которого я видела на тренировках, даже отдаленно не напоминал нынешнего. Да, сейчас он был похож на настоящего кровососа!



Евгения Монарева

Отредактировано: 11.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться