Бездна вопросов для начинающего мага. Первая тетрадь.

ВОПРОС ДВАДЦАТЬ ВТОРОЙ: КАК СТАТЬ ШПИОНОМ? 

ВОПРОС ДВАДЦАТЬ ВТОРОЙ: КАК СТАТЬ ШПИОНОМ? 

 

Мы все – потомки древних привидений,

Уйдем в забытое и вечное «Нигде»

Из жизни зеркала, оставив только тени

На кем-то зачарованном стекле.

Отрывок из стихотворения авентийского поэта Керана Лира «Зеркало жизни»

 

Авентия, лазарет, множество новостей и посетителей, год 999-й от основания, месяц метелей, число 9-е. 

О, прародители горных троллей!

Сознание возвращалось медленно, яркими отрывистыми картинками отпечатываясь в голове. Разум категорически отказывался воспринимать очевидное – меня хотели убить. И где! Можно сказать, в стенах ставшей уже почти родной Школы Магии. Почему почти? Ну не дома же я все-таки. 

Самое обидное, винить и ругать стоит одну лишь себя. Расслабилась. Привыкла. Забыла. Забыла о древнем законе троллей: выживает сильнейший. А заодно и о гномьем, не менее древнем: выживает хитрейший. И все последнее время жила я лишь отцовским изречением: «Мир таков, каков ты сам. Будешь к нему добр – и он станет добрее к тебе».

Последнее утверждение и сыграло сейчас со мной злую шутку. Да и нападение, судя по всему, было совершено именно на эльфийку. В моем лице. На троллей и гномов здесь, в столице Авентии, вряд ли стали бы покушаться. Первых побаиваются, из-за несдержанного нрава и недюжинной силы в придачу. Хотя какая из меня, к демонам, троллька? Только уши от них и достались. Иногда я жалею, что только уши…

Ну а гномов все остальные расы обычно стараются не замечать по причине их бесконечного брюзжания и вечного, неуемного желания практической выгоды. Но и не ссорятся с ними. Потому как оружейное мастерство их с лихвой окупает и ворчливый характер, и желание обобрать клиента до последней нитки. И клинки, кинжалы и секиры стараются у гномов заказывать. Ибо испытано сделанное ими оружие веками и создается тоже на века. Кто-кто, а я об этом знаю не понаслышке. К деду изредка, да забредет один из гордых светлых эльфов с просьбой выковать для него единственный в своем роде клинок. А ведь эльфы и сами - отличные мастера. Про другие расы я уже молчу – все они предпочитают оружие, сотворенное гномами. Тем более, эльфы своими клинками с инородцами добровольно не поделятся.

Светлые эльфы. Те, с которыми молодое человеческое государство Авентия находится в состоянии «тихой войны». То есть, с виду все тихо-мирно, но один неверный шаг – и пиши пропало. Развяжется очередная война, которая, скорее всего, на месте Авентии оставит мокрое место. Но и эльфы наверняка сильно пострадают. Как-никак, за людей и тролли, и гномы выступят. Ведь выступят же? С орками, правда, не все так гладко. А оборотни сейчас живут сами по себе, в своей Великой пустыне. Об этом и о многом другом я исподволь узнавала с раннего детства, вслушиваясь вечерами в неспешные рассуждения старших. И теперь понимала, насколько они были правы. 

Сколько бы недостатков ни имел нынешний правитель Авентии его величество Арлан Первый, а в отсутствии дальновидности его обвинить нельзя. Чего стоит один лишь союз с темными! И ловкий ход по обмену студентами. Нет, ну на кой темным эльфам обучение в нашей Школе Магии, будь она трижды магической и четырежды прославленной своими выпускниками? Всем дроу на нее, по правде говоря, начхать. Да и в преподавателях здесь ни одного темного не числится. Значит, дело совсем не в образовании, а в государственной политике.

Я чуть ли не впервые призадумалась над происхождением Надаля. Отпрыск правящего рода, пусть даже и незаконный, – это вам не шутки. А сам эльфик ни о чем не догадывается. Или знает, но молчит? Одному демону известно, что творится в голове у темного. Сдается мне, не зря сюда отправили именно его. 

А кто же тогда второй? Этот, с алхимического… Ридталь Шессинарх. Из опального рода. Ну-ну. Врагов короны правители обычно предпочитают держать поближе – желательно в подземельях под королевским дворцом. Или где там у темных узилище. Стало быть, «немилость» – тщательно продуманная интрига. Как бы так с ним познакомиться поближе и невредимой остаться? Что-то мне подсказывает, Надаль – далеко не самый опасный экземпляр. Его собратья могут оказаться гораздо хуже.

В этот момент дверь отворилась, пропуская в комнату нашего хмурого эльфика. С апельсинами в руках! Я едва сдержалась, чтобы не хихикнуть – уж больно смешной у него был вид – и, не мешкая, выдала:  

- Привет! А почему ты нас все-таки не познакомил с Ридталем Шессинархом? Опасаешься конкуренции?

Надаль прямо-таки посерел от злости. Все заготовленные слова относительно моего самочувствия – если таковые имелись – он проглотил и явно всерьез раздумывал, закопать ли меня тут же сразу под окном лазарета, или прежде все же узнать, на кой демон мне сдался этот темный алхимик. 

Поразмыслив, эльф сначала решил получить от меня нужную информацию, а потом уже рыть для меня ямку. А еще меня любопытной называет! На лице его ясно читалось: эх, не была б ты сейчас в лазарете… 

Понемногу темный успокоился и возвратился к своему более привычному черному цвету. С чуть более кровожадным, чем мне бы того хотелось, блеском в алых глазах он прошипел:

- Познакомлю, ессли ты так хочешшь. Но на приятельсские отношшения с этим эльфом можешшь не рассчитывать. 

На том и порешили.

После визита темного (окончившегося моими стараниями очень скоро) я наивно подумала, будто меня оставят в покое. Но не тут-то было! Вторым визитером оказался не кто иной, как магистр Стэйн Бэрс собственной персоной. 



Евгения Монарева

Отредактировано: 11.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться