Бездна вопросов для начинающего мага. Первая тетрадь.

ВОПРОС ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЫЙ: КАКИМ ДОЛЖНО БЫТЬ ПЕРВОЕ СВИДАНИЕ?

ВОПРОС ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЫЙ: КАКИМ ДОЛЖНО БЫТЬ ПЕРВОЕ СВИДАНИЕ? 

 

Влюбленные – глупейшие создания на свете. И вместе с тем нет никого

мудрее и прозорливее, чем они.

Цитата из книги «Сказания о семи мудрецах» Эссинараэля Валентайна 

 

Авентия, пустырь Школы Магии, год 999-й от основания, месяц метелей, число 13-е. 

- И что дальше? – Я поразилась писклявости собственного голоса. Нет, я, конечно, грезила о свидании со Стэйном. Но в моих мечтах было гораздо теплее. И снега меньше.

- Дальше будем возвращать тебе магию. Пока хотя бы частично...

- Но как?! – перебивать своего куратора нехорошо, но я не утерпела.

- Времени у нас мало, поэтому постараюсь объяснить кратко. Если хочешь подробностей, то полное описание ритуала и легенды, с ним связанной, найдешь в книге.

Вот сдам экзамены, и обязательно прочитаю все — от корки до корки. А может быть, даже выучу наизусть. Это ж какую полезную книжку мне вручили!

- Магия отражения – довольно редкий дар, можно сказать, уникальный, — тут магистр горько усмехнулся. – О его "побочном" действии почти никто не знает. Чтобы отразить чужие чары, мне нужно пропустить их через себя. При некотором умении степень отраженной магии можно увеличить или уменьшить, соединив ее со своим собственным даром. Селена благодаря этому легко отделалась, когда попала не в кактус, а в меня. А тебе в таких случаях и вовсе не доставалось – с Селеной у нас дары разной полярности, с тобой – одинаковой. Я твой огонь просто забирал. Однажды, правда, пришлось пожертвовать камзолом, — я покраснела, вспомнив злополучную тренировку. — Но оно того стоило. Пригодилось все же.

Выслушав это странное разъяснение, я чуть не села в сугроб от изумления.

– Вы, значит, мою магию украли? – вырвалось у меня.

- Виттарина, ну что за выражения. Не украл, а сохранил. Для твоей же пользы, — в синих глазах магистра заплясали веселые искорки.

- И сейчас вы хотите мне вернуть э-э-э, позаимствованную вами магию?

- Точно. Не так уж много, но для тренировки и завтрашнего экзамена силы будет вполне достаточно. – Лицо Стэйна снова стало задумчиво-серьезным. — Есть одна загвоздка.

- Какая? – Ох, чую я какую-то подлянку.

- Ты против барсов ничего не имеешь?

Авентия, там же, год 999-й от основания, месяц метелей, число 13-е. 

Оказалось, вернуть мне магию Стэйн мог, лишь находясь в своей второй ипостаси. Поскольку обращался магистр на сей раз не в ярости, а по собственному желанию, опасности навсегда остаться животным для него не было. Наверное. Вот сдам экзамены и этот фолиант наизусть выучу, в который уже раз пообещала себе я.

- Отвернись на минутку, пожалуйста.

Сначала я не поняла, зачем. Тогда мой куратор неопределенно хмыкнул и за считанные мгновения скинул с себя куртку, потянул через голову белую батистовую сорочку. Э-э... Он что, совсем-совсем все с себя снимать будет? Я почувствовала, что краснею, и поспешно повернулась к нему спиной.

- Смотрррреть уже можно, — голос магистра был сильно искажен рычанием.

Мельком отметив брошенную на снегу кучку одежды, я завороженно уставилась на Стэйна.

Магистр уже полностью покрылся шерстью, при этом очертания его тела стремительно и как-то неуловимо изменялись, в них оставалось все меньше человеческого. А через несколько секунд передо мной стоял огромный бархатисто-черный барс с ярко-синими кошачьими глазами.

Насладиться зрелищем до конца не удалось, потому что сразу после обращения ко мне потянулась огромная лапа с уже знакомыми устрашающего вида когтями. Когти, правда, тотчас же втянулись, но спокойнее мне от этого не стало.

Лишь когда лапа мягко коснулась моей руки, все опасения как ветром сдуло. Ощущение было такое, будто до души дотронулись рукой в мягкой бархатной перчатке, а потом… меня просто затопило магией, льющейся через край. Я и не подозревала, что во мне может бродить столько силы сразу. Это ж сколько магистр магии тогда забрал?

Поток магии прекратился неожиданно быстро, оставив легкую эйфорию от возвращенного дара и ощущение, словно снаружи я сияю, а внутри у меня летают маленькие, искрящиеся счастьем пузырьки.

Немного придя в себя, я увидела, как прекрасный барс, ой, то есть магистр, подгреб к себе лапой одежду, глубоко вздохнул и начал превращаться обратно.

На этот раз я не стала отворачиваться, а просто закрыла глаза, изо всех сил стараясь не подглядывать, хотя чего себе-то врать – посмотреть на магистра в момент его превращения в человека очень хотелось. Наконец, я не выдержала и глянула из-под ресниц. Оказалось, как раз вовремя – Стэйн неторопливо застегивал брюки. И как только он не мерзнет? По моим меркам, на дворе стоял жуткий холод, а он даже без сорочки.

Заглядевшись на голый торс магистра, я заметила глубокий косой шрам, тянувшийся от левой части груди до самого живота. Это кто ж мог оставить ему такую ужасную отметину? Рубец был явно давнего происхождения. И регенерация тут, видимо, особо не помогла. А может, у истинных оборотней с ней дело обстоит хуже, чем скажем, у меня, я ж про них не знаю почти ничего. Но проверять и сравнивать меня как-то не тянет. Даже с моей жаждой знаний.

Несмотря на шрам, поджарое тело Стэйна выглядело безупречно, и я была поймана на том, что уже откровенно пялилась на магистра, потянувшегося в этот момент за сорочкой. 

К моему облегчению, он не произнес ни слова и не позволил себе ни единого насмешливого взгляда. Напротив, был задумчив и серьезен, как никогда. И хорошо, что он промолчал, я и без того уже мечтала провалиться в бездну.  



Евгения Монарева

Отредактировано: 11.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться