Безграничность

Размер шрифта: - +

Глава четвертая

Чего?!
Я была в замешательстве. Лин встал с кровати и подошел к окну, сцепив руки за спиной.
-Да, я тоже с начала не поверил. Но это правда.
Телепортация… бред какой-то. Да, мы можем изменить, обездвижить или наоборот, привести в движение любые частицы чего-либо, но свои собственные…
Чтобы это уметь, нужно быть или невероятно уверенным в себе человеком, либо знать до миллиметра строение и состав своего организма. У меня ушел год, чтобы вырастить себе крылья, а я ведь всего лишь помогала целителям, поддаваясь чужому воздействию. Расслабиться и получать удовольствие – это не для нас. Я день за днем изучала состав и строение костей и мышц спины, чтобы создать точно такие же по структуре, только уже в виде части скелета рукокрылых – их анатомию я тоже должна была знать назубок. Состав крови, чтобы запустить ее по венам и артериям… интересные это были ощущения. И даже после года монотонной зубрежки я не могла самостоятельно трансформировать свое тело. 
Этот процесс проходил очень торжественно и медленно – не то, что сейчас. Первокурсникам крылья штампуют словно на заводе. Но доскональное знание предмета и механизма того, что целитель будет делать с твоим организмом – обязательно. Сейчас рекорд – это девять месяцев обучения, не меньше.
Я задумчиво подтянула к себе подушку, намереваясь развалиться на свободной кровати, когда пол содрогнулся. Вся комната мелко дрожала. С ума сойти, землетрясение?! Лин схватился одной рукой за подоконник, другой – за стол. Мы обменялись напряженными взглядами. Тряска не останавливалась, а становилась все сильнее – со стены упала стеклянная фоторамка и разбилась.
-Что?
С потолка посыпалась известка.
-Ложись! – заорал Лин, а сам вопреки своему совету быстро раскрыл окно настежь, вскочил на подоконник и материализовал крылья, - Давай через окно!
Я тем временем уже вскочила и, чуть не падая, избегая падающих фрагментов потолка, в один миг оказалась у окна. Зацепилась за протянутую руку и мы одним большим прыжком оказались за стенами дома. Лин расправил крылья, приняв на них ощутимый толчок воздуха.  Я, держась за его руку, материализовала свои, совсем позабыв про травму.
-Ах ты черт! – другу пришлось выдерживать вес двух тел, и мы начали активно снижаться. Ну, то есть падать.
Я беспомощно хлопала одним правым, вися над землей и крутилась вокруг своей оси.
-Давай! – крикнул Лин.
Чего давай, я спросить не успела – ко мне быстро приближалась земля.
Самое главное – уметь падать, учили нас на летном мастерстве. Мы почти одновременно сложили и скрыли крылья и больно ударились о землю.
Рядом летали обломки черепицы и разбитых стекол. Я быстро вскочила, схватила Лина за руку и побежала. Он не отставал. Повсюду слышался треск ломающегося здания.
Через сто метров мы услышали грохот и обернулись. Общежитие слаживалось, как карточный домик, подняв клубы пыли. Мы поставили спаренный сферический щит, и к нам не подступалась желто-серая масса, летающая в воздухе. Возле груды оседающих обломков были подобные воздушные колпаки других студентов.
С ума можно сойти!
-Что тут происходит?! – с воплем спикировала Веалла вниз.
-Самой интересно…
-Ты в порядке? – Лин придирчиво оглядел ее.
-Да, я только вернулась, и... да. 
Она протянула мне коробочку с птенцом. За несколько дней он успел вырасти и его голова торчала, едва прикрытая крышкой сверху.
-Почему? В чем дело?
-Там не осталось птиц, Мила.
Самое время – обсудить эту тему в столпе пыли и песка.
-Не сидят же они там целыми днями!
-Ах если бы, - она тоже поставила щит, обеспечив себе около метра чистого воздуха , - Там вообще скал нет.
Час от часу не легче.
-И куда же они делись? – задала я самый уместный из всех возможных вопросов.
-Может, в воду упали. Я-то откуда знаю?!
-А посмотреть нельзя было? Ау, где вы, скалы? – я начала заводиться.
-Тише, девочки. Успокойтесь.
Ага, самая верная тактика – еще больше взбудоражить нас дурацкими словами. Я была уставшая, вымотанная, птенец протяжно верещал, вокруг клубилась пыль, бывшее общежитие высилось грудой обломков.  Веалла  сердито отвернулась к горе строительного мусора, а Лин взял у меня из рук птенца.
-Так вот ты какой…
Кстати!
-И зачем ты ему рассказала про падение!
-Мила… - тихо прошептал Лин, но было поздно.
-Я? Ничего я ему не говорила, хочешь верь, хочешь нет! Я тут почтой подрабатываю, разношу особо ценный груз, - она ткнула пальцем в коробку в руках Лина, - А тебе все не так!
Скал нет. Общежитие рухнуло. Мы стоим и ругаемся с моей лучшей подругой. Жить – здорово!
-Так, - громко сказал единственный молчаливый участник ссоры (птенец продолжал издавать громкие звуки), - Сейчас нам всем надо успокоиться и выяснить, в чем дело.
Веалла искоса глянула на меня. Я вздохнула.
-Извини, Вел.
-Что делать будем?
-Помогать остальным, - кивнул он в сторону развалин.
Песок и пыль тем временем стали постепенно оседать и мы увидели странную картину. Я не знаю, как должны выглядеть обломки здания, но точно не так.
-Это что… - Веалла автоматически приставила руку козырьком.
-…люди?
Не мы одни воспользовались окном, чтобы убраться подальше. Но некоторые все же не успели это сделать. И выставили сферический щит, который защитил их, отгородив их от остального мира. И теперь в груде огромных кусков сидели, скрючившись, студенты, некоторых было видно хорошо, но большинство угадывалось только по круглым очертаниям наваленных куч мусора.
Тут один из ближних к нам щитов лопнул с оглушающим треском. Большой кусок здания накренился и на маленькую девочку посыпались обломки.
Мы кинулись к ней, Веалла в четыре больших взмаха оказалась рядом с ней и стала удерживать самый большой обломок, опасно накренившийся в нескольких сантиметрах от головы девочки. Мы перепрыгнули через груды обломков. Я поставила горизонтальный щит над девочкой. Несколько больших стеклянных и деревянных осколков зависли, не касаясь ее. Лин подполз к рыдающей, совсем маленькой – лет 8-9 девочкой, взял ее за руку и помог выбраться из ловушки. 
Они выбрались, я рассеяла щит, Веалла отпустила обломок. Острое стекло упало на бывший пол, покрытый стареньким ковром, сверху его накрыла упавшая глыба стены в зеленый горошек.
-Фух… - я тыльной стороной руки вытерла лоб, Веалла обессиленно присела на ближайшее грязное мягкое кресло, непонятно как уцелевшее во время землетрясения.
Девочка держалась за руку Лина и смотрела на нас взглядом побитого щенка. 
Я подошла к ней и присела на карточки.
-Как тебя зовут?
-Диана, - она шмыгнула носом и отцепилась от линовой руки. Ну конечно, нас учат быть сильными и уверенными в себе с первых дней, неуверенных Безграничных попросту нет – они бессильны. 
-Диана, ты молодец, - я погладила ее по голове, пойдем поищем преподавателей?
Мы помогли девочке перебраться через обломки и отвели подальше от них. С нами рядом шли другие студенты, которые выбрались самостоятельно. Мы подавали друг другу руки и помогали перелезть через бывшие стены и окна, кровати и шкафы. У всех были растерянные лица, грязная одежда и растрепанные волосы. Кое-кто обзавелся несколькими царапинами на лице и руках. Одного парня с поврежденной ногой тащили его друзья. Царапины, синяки и даже переломы – это не страшно. Это все вылечат. Страшно другое – нам теперь некуда было идти, когда нас подлатают терпеливые целители.
Мы медленно шли, цепляясь друг за друга. Никто не говорил ни слова. Прямо перед нами с неба спустились Велит, Людмила и Фендрий.
-Внимание, студенты! Прошу сохранять спокойствие! – Велит, как всегда выглядел спокойным, разве что ладони, которые он простер к нам, чуть подрагивали. Людмила с ужасом оглядывала толпу поцарапанных и потрепанных студентов, Фендрий цепко оглядывал каждого – казалось, он нас считает. 
Мы заговорили все разом:
-Велит…
-Мы просто сидели…
-Что случи…
-У нас все сломано…
-Как же мы…
-Почему…
Все чаще звучала фраза: «что случилось?»
Велит дождался, пока мы замолчим и продолжил:
-Пострадавшие должны быть направлены в лечебницу, пожалуйста, позаботьтесь о своих товарищах. Сейчас главное – ваше здоровье.
Мы молчали и не двигались с места.
Фендрий подошел к парню с поврежденной ногой,  которого поддерживали за плечи друзья, и сотворил носилки. Пока пострадавшего перекладывали на них и спорили, кто понесет, Велит и Людмила двинулись к бывшему общежитию.
Студенты понемногу начали двигаться – стали переговариваться, и нерешительно поглядывая то в сторону обломков, то на тропинку, ведущую к лечебнице. 
-Все за мной! – громко скомандовал Фендрий и пошел рядом с носилками. Все двинулись.
-Пойдемте… - Лин подтолкнул меня, не решаясь дотронутся до Веаллы.
Мы медленно двинулись за всеми. Диана шла рядом, уже не цепляясь ни за чью руку.
-Лин? 
-Что?
Мы уже прошли достаточно, чтобы начать связно мыслить и вспомнить об еще одном члене «клуба выживших».
-Птенец где?
-Блин! Я его оставил, когда мы побежали за девчонкой… где-то там, наверное.
Я остановилась, толпа студентов плавно огибала меня. Веалла и Лин обернулись и вопросительно подняли брови.
-Идите! Я найду его.
-Ты что, с дуба рухнула, подруга? – Лин протолкался ко мне, - Да он давно уж улетел!
-Он летать не может.
-Ну уполз, значит, пошли давай, на сегодня спасенных жизней хватит.
Я развернулась и пошла обратно – все, кто был позади, уже прошли вперед.
-Милка, не дури! – он догнал и схватил меня за локоть.
-Я же сказала – идите! – уязвленно ответила я, выворачивая локоть. К нам молча подошла Веалла. Мы переглянулись и без слов двинулись назад, к общежитию. Бывшему общежитию.
-Женщины… - вздохнул Лин и пошел следом.
Лесок, где мы стояли сразу после обрушения я нашла сразу – как и пустую черную коробочку. Возле обломков стояли Велит и Людмила и разговаривали. Велит был сегодня в деловом костюме, как всегда сидевшим на нем просто замечательно – оживший прототип харизматичного директора частной школы. И он, и элегантная Людмила смотрелись абсурдно на фоне развалин.
-Его нет, - прокомментировал Лин, - Пошлите уже, а?
Я снова взглянула на Веаллу. Она смотрела куда-то вверх. Думая, что это вернулся Фендрий, я задрала голову и поняла, что ошиблась. Несколько высоких фигур в солнечном свете невозможно было спутать ни с кем. Они работали крыльями слаженно и четко – двигаясь клином и не смотря по сторонам.  Семь фигур одним четким движением опустились перед обернувшимся Велитом, еще одно движение – и крылья сложены и их уже нет за спиной.
-Команда Велита… - с благоговейностью, недостойной Безграничной, прошептала Веалла.
-Так вот они какие…
Я разинув рот, смотрела на  семь фигур в одинаковых спортивных костюмах. Мы носили почти такие же, а чаще – только верх в различных интерпретациях, ведь обычная одежда не предусматривала возможность появления двух здоровенных крыльев, растущих прямо из позвоночника и частично сплетаясь со спинными мышцами. 
Людмила отошла в сторону с телефоном у уха, Велит что-то начал им говорить.
-А зачем они здесь? – Лин так и остался стоять, с коробкой в руках.
-Может, будут восстанавливать здание? – предположила Веалла.
Шесть человек взмыли в воздух и опустились вокруг здания, на равном расстоянии друг от друга. Седьмой остался с Велитом и что-то стал доказывать, размахивая руками. Велит слушал благосклонно, но с некоторой долей скептицизма. Стал оглядываться вокруг и… увидел нас.
-Блин, - пропищала Веалла.
-Не то слово.
Он улыбнулся, видя наш ступор и помахал рукой, предлагая подойти. Мы на дрожащих ногах спустились со склона, на котором стояли и подошли к ним. Вот влетит то сейчас!
-Почему вы не в лечебнице? – добродушно спросил Велит, пронзая нас взглядом насквозь. Под его взглядом хотелось съежиться, зажмуриться и покаяться во всех смертных грехах. Казалось, он знает все, о чем мы думаем.
-Птенца ищем.
Раз уж это я их сюда притащила, то мне и отвечать.
-Слышал, слышал… и где же он?
Человек в спортивном костюме стоял рядом и с любопытством нас оглядывал. Это был мужчина лет тридцати, очень высокий и с веселым взглядом. 
-Нету… - Лин показал пустую коробку, - Уполз…
Я постаралась незаметно пихнуть его под ребра. К нам подошла Людмила и убрала телефон.
-А тебе зачем его искать? – в том, что искать его вздумалось именно мне, Велит и не сомневался.
-Я хотела его домой вернуть, а… - я замолкла. «А у него нет дома, также, как и у меня теперь. Там скалы над озером обвалились, прямо как наше общежитие сегодня.»
Велит внимательно посмотрел мне в глаза, я не выдержала и уставилась в землю. 
-Нам надо найти его… - я почувствовала себя малолетним маньяком.
-А вы нам не поможете? – наглости Лину не занимать.
-Помогу.
Велит взял коробку (надо будет подыскать что-то другое), обернулся к лесу, откуда мы пришли и протянул ее туда.
-Пора домой… - прошептал он (а может, мне показалось?) и протянул вторую руку к деревьям.
Сначала ничего не происходило. Мы стояли и молчали, пока Велит показывал лесу коробку и шарил рукой в воздухе. А потом появился птенец – он медленно плыл к нам, хлопая целым крылом и испуганно вереща ( этот птенец когда-нибудь заткнется?)
Директор Школы поймал птенца в коробку и отдал мне.
-Спасибо… - неуклюже захлопнула я крышку, звонко стукнув несчастную птицу по голове. Теперь надо убираться отсюда – Людмила уже давно неодобрительно косилась на нас.
-А что вы сейчас будете делать? – жадно спросил Лин. Я попыталась снова пихнуть его, но он ненавязчиво сделал шаг в сторону.
-Мы, наверное, пойдем… 
-Идите. Ваши друзья вас, наверное, потеряли.
Ага, дождешься от них. Я взяла Лина под локоть и насилу отволокла в сторону тропинки. Никто из руководства школы не возражал, лишь проводили нас взглядом. Веалла хранила молчание, но чувствовалось, что и она бы осталась с удовольствием. А что мы могли сделать, кроме как погреть уши и посмотреть, разинув рот, как будут восстанавливать здание?
-Мила!
Я с надеждой обернулась к Людмиле. Она что-то быстро строчила в телефоне, попутно крикнув мне:
-Я к тебе попозже подойду, будь в лечебнице!
Я кивнула. А где мне еще быть?
Мы шли по тропинке очень медленно, но даже когда стали заворачивать за угол, Велит все еще разговаривал с высоким парнем, а Людмила была полностью поглощена телефоном.
-Ну… выходит, ты оставляешь птенца себе? – невинно просила Веалла.
Я как раз об этом размышляла, но казалось, ответ давно существовал в моем подсознании, хоть сознание его активно и отторгало.
-Конечно! Мы ведь мисс благородство! – съехидничал Лин.
Я смерила его убийственным взглядом.
-Как его назовешь? – перевела тему Веалла.
-Где он будет жить? Что есть? Тебе разрешат держать у себя вечно орущего и гадящего птенца? – подхватил Лин, игнорируя мои попытки его испепелить взглядом, он как ни в чем не бывало бодро шел вперед.
Да, коробка и вправду была… несвежая. Даже стыдно ее было давать в руки Велиту.
Щелчок пальцев, и коробка очищена, хоть и потрепана. Веалла движением руки вытащила из земли червя и скормила птенцу. Он тут же замолчал и довольно начал его заглатывать, вытягивая горло наверх.
-Кактус.
-Кактус? А почему не Кипарис?
-Он похож на кактус.
-Его можно излечить? 
-Пока нет, - впереди уже показалась лечебница, но до нее было еще несколько сот метров, а значит, вопроса не избежать…
-А… тебя?
Веалла отклонилась и подняла брови  –  не помолчать ли тебе?
Я хмуро помотала головой. 
Лин забрал у меня птенца, посадил к себе на плечо и выбросил коробку, растворив ее в пространстве. 
-Ну и ладно. Не парься. Смотрите, они там, кажется, вечеринку устроили?
Здание лечебницы было длинным и одноэтажным, изнутри, я знаю, было три палаты, пять процедурных, выполняющих и роль кабинетов врачей, ординаторская и четыре комнаты, где жили сами доктора.
Сейчас все окна в лечебницы были открыты, на них и вокруг крыльца сидели и стояли студенты и весело разговаривали. Очевидно, пострадавших уже вылечили, я заметила того самого парня, уже с целой здоровой ногой, в окружении смеющихся друзей. Все занимались приведением себя в порядок.
-А теперь мне, пожалуйста, простую укладку! – стайка девиц выстроилась в очередь к парикмахеру.
-Ты мне какие штаны забубенил, какие, я спрашиваю! – молодой паренек гнал незадачливого стилиста, который умудрился создать розовые капри в голубые сердечки.
Мы посторонились, пропуская парочку и двинулись внутрь. Народ пришлось распихивать руками. 
Опостылевшие за несколько долгих суток стены лечебницы вызывали тоску. Я уверенно протискивалась к кабинету Палоша. 
-Давно пора было развалить эти древние стены!
-Ничего, зато новый ремонт забахаем!
-Хорошо бы, зеленые ковры сменили.
-А мне нравились…
-И стены в другой цвет покрасим!
Да, внутреннюю обстановку, размер и строение общежития было невозможно поменять, и многим это не нравилось. Но Велит собственноручно возводил его, и это было мудрым решением, что бы началось, если бы студенты стали по десять раз в день менять обои, пол, размер помещения и окон?
-Не было бы счастья…



Лидия Андрианова

Отредактировано: 06.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться