Безмолвие. Первая книга цикла.

Размер шрифта: - +

Глава 16 ЗДРАВСТВУЙ ВРАГ, ЗДРАВСТВУЙ ДРУГ.

   Временное мое заточение хоть и было снято, конвой убран, а статус преступницы заменен на статус спасительницы, шептаться за моей спиной не перестали. Все это меня волновало мало. 

   Первую часть дня я проводила в медитациях и занятиях со Старейшинами. Потом гуляла с Дагни и щенками. Девочка схватывала уроки дрессуры на лету. Повелевать, это у нее видимо с генами передалось. Щенки чувствовали твердость и ласку, росли здоровыми и веселыми. Не обошлось и без порванных вещей, обглоданной мебели и луж на полу. Но все быстренько сошло на нет, к нашему обоюдному счастью с нянюшками, которым приходилось убирать все вышеперечисленное. А нужно было всего лишь увеличить нагрузки. Мы с Дагни начали первые тренировки, привязывая небольшое бревнышко к каждому щенку , чтобы со временем получить ездовых собак, способных перевозить грузы или седоков в упряжке. 

   Дагни так же стала посещать школу при дворе для юных Лордов и молвин. Там учились дети высших молвов титулованных родителей.  И у девочки появились первые друзья. 

   Вернера я избегала.  По-детски? Возможно. Но видеть его было выше моих сил. 

    В послеобеденные часы я посещала курсы пансионерок. Училась вышивать, танцевать ,писать стихи. Последние я сплагиатила у Петрарки, Межелайтиса , Есенина и Блока, мучимая приступами совести. Я даже попыталась научиться рисовать. Это дохлое дело меня и сгубило!

   А начиналось все так правильно.  Мольберт. Холст.  Краски.  Кисти. И натюрморт, будь он неладен, который мне сразу же захотелось переложить. Но, подавив в себе этот бунтарский порыв на корню, я попыталась зарисовать мелком, лежащее на столе хаотичное безобразие.  Долго пыхтела, старалась и, наконец приступила к нанесению мазков на холст,понимая,что лучше, чем уже нарисовала нарисовать не смогу, а хуже и так некуда, но утешая себя тем, что стану первой примитивщицей в Безмолвии. Да что там в Безмолвии, скорее во всей Притерре.    

   Рядом со мной творила свой идеальный шедевр Маргарет, одетая в белое легкое платье. 

   Увлекшись нанесением мазков, поймала себя на мысли, что от усердия чуть не вытащила язык. И тут же заметила муху, которая нагло уселась на мое незабываемое творение. Порадовавшись, что хоть кто-то его оценил, я решила нахалку всё же согнать, немножечко не учтя, что моя кисть полна краски болотного цвета. 

   Энергично махнув рукой, дабы прогнать сие вопиющее безобразие с картины, я окатила маленьким фонтанчиком брызг, стоявшую по соседству Мисс Безупречность. С минуту она пребывая в шоке лишь открывала и закрывала рот, наверное силилась сказать мне пару ласковых,  не опускаясь при этом до банальных ругательств. Поверьте, это очень трудно! 

   На данные потуги со стороны Маргарет, быстренько среагировала Криста, как всегда высказав первое, что пришло на ум в её хорошенькую, но легкомысленную головку. 

   - А знаешь, эта картина у тебя получилась удачнее. Зеленое по белому. Можешь назвать,, Болотная Леди''.

   Чисто на эмоциях, я рванула в сторону молвины, чтобы высказать сожаление по поводу испачканного платья и нечаянно снова встряхнула кистью. Теперь и холеное лицо соседки было покрыто мелкими бурыми пятнами. 

    Надо ли говорить, что Маргарет нежных слов так и не подобрала, зато перешла к активным действиям. Мне даже послышалось рычание с её стороны. С реакцией у меня никогда проблем не было и жидкие капли краски, выпущенные в меня, в итоге осели на Кристе. И понеслось... 

   Девушки кричали, смеялись и брызгали друг в друга  всем разноцветьем цветов палитры. Выходили мы из аудитории под гневные визги классной дамы и горестные вздохи прислуги. И никто не подумал, откуда среди вечной зимы появилась муха. 

   Мне было честно жаль испачканных стен и испорченной одежды. Радовали только реплики пансионерок за спиной, утверждающих, что такой радости от живописи они еще никогда не испытывали. И лишь в глазах Маргрит светился недобрый огонек.

   Я пропустила всю шумную толпу вперед и шла ,удрученная своей выходкой, по коридору. Девушки разноцветной стайкой рассыпались по комнатам. А я плелась потихоньку. Настроение было совсем испорчено.  И вот ни за что не догадаетесь, кого я встретила на своем пути?

   Беркут куда-то явно спешил, ведя за собой незнакомца. Увидев меня он резко остановился. Да и было от чего. Уляпанная краской, всклокоченная, я скорее была похожа на чертика, чем на хорошенькую девушку. Глаза Лорда удивленно округлились, но сказать он ничего не успел, поскольку его опередил незнакомец. 

   - Какая прелесть! Милая, Вы просто не представляете, как радостно мне увидеть среди идеально нудных лиц, Вашу свежевыкрашенную мордашку!

   Оторвав взгляд от недовольного лица КсиЛорда,  перевела его на говорившего. В моем случае можно было опустить  этикет ниже плинтуса коридора и позволить себе  разглядеть этого молва. 

   Лицо его было открытым, глаза лучились веселым светом. Мужчина был красив какой то бесшабашной красотой. От него веяло задором и степным раздольем. Чем то мне он напомнил молодого Есенина. Волосы не были прямыми как у других молвов, а завивались легкомысленными барашками у висков и шеи. 

   - Нравлюсь?- улыбаясь идеально ровными зубками, полюбопытствовал этот индивид. 

   - Скорее да, чем нет, - задумчиво проговорила я, обратив внимание на лукавые ямочки на его щеках и чуть заостренные кончики ушей. 

   - Вот и славно.  Будем знакомы, я Тиззей. Для друзей просто Тиз. 

    Конкретно наплевав на правила приличия, разговаривая с непредставленным молвом честь по чести, я произнесла. 



Юлия Вежда

Отредактировано: 01.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться