Безнадёжная любовь

Размер шрифта: - +

Часть 3. Главы 6-7

6

Кислый привкус виноградного вина, его колючие искры на языке, теплый песок, спокойное море и попытка вернуть то, что вернуть уже никак нельзя. Глупость, безумие, странная мания. Поэтому и необходимо вино. Много вина.

Аня была пьяна, и не столько от выпитого вина, сколько от возбуждающего предчувствия несбыточного: неожиданного возвращения прошлого, и неопределенности, непонятности будущего. А Богдан был взволнован ее необычной откровенностью и страстностью и тоже сладко, восторженно пьян.

Расстегнутая рубашка, ее ласковые руки на груди, ее нежные губы касаются плеча. Он боялся пошевельнуться, он замер, жадно ловя каждое прикосновение, он ощущал нетерпеливую, возбужденную дрожь своих желаний, своих чувств, он прижимался щекой к ее волосам, вдыхал их тонкий, едва приметный аромат. Он измерял жизнь одним мгновением и жалел, что оно не может длиться вечно, что ему суждено промелькнуть безвозвратно.

Сегодня Аня была непредсказуема, металась от страстности к холодности, от радости к печали, от нежности к жесткости, а он принимал ее любую, словно странные ласки, ловя ее неожиданные перемены.

– Уже ночь? – внезапно удивленно проговорила она, будто впервые заметив окружавшую их темноту. – Меня же ждут дома! Мой муж.

Она испуганно отстранилась, но Богдан успел обхватить ее рукой и опять привлек ее к себе.

– Не надо. Не говори о нем.

– Но как же? – она вопросительно заглянула ему в глаза, а он грустно усмехнулся.

– Зачем ты вышла замуж?

– Разве ты не понимаешь? Это мечта каждой женщины: иметь свой дом, иметь свою семью, знать, что есть место, где тебе всегда спокойно, тепло и уютно.

– Неужели об этом мечтает каждая?

– Конечно! Иначе, какая же она женщина?

Вдруг она заметила недовольную складочку между его бровей и попыталась разгладить ее пальцами.

– Ты что?

– Ничего. Странные мечты.

Она рассмеялась, отодвинулась.

– А ничего странного, – она возвысила голос. – Мужчины, чтобы быть уверенными в себе, стараются переспать как можно с большим числом женщин. Ведь так? А женщины, чтобы быть уверенными в себе, выходят замуж.

Так и не разглаженная складочка стала еще больше и глубже.

– И ты теперь уверена и довольна?

– Да. Да! А почему бы мне оставаться недовольной? – она приблизилась и опустилась перед ним на песок. – У меня есть семья: муж, дочь, – она коснулась рукой его напрягшейся скулы. – И любовник, с которым я провожу время, забыв обо всех. Он должен радоваться.

– Радоваться? – он воскликнул громко и резко, так, что она изумленно отдернула свою руку. – Думаешь, мне доставляет удовольствие дурачить твоего мужа, обладать тобой вопреки ему? Я хочу, чтобы его не существовало! Чтобы ты была только моей!

Она зябко поежилась и горько усмехнулась.

– Где же ты был раньше? – и тут же испугалась своих слов, виновато прикрыла рот ладонью. – Прости! Я случайно! Ведь только в моих фантазиях ты обязательно должен был примчаться ко мне. Но ты-то не думал, что должен. И был прав. Все и так складывалось очень хорошо.

Она замолчала, опустила глаза и, словно смущенный ребенок, принялась что-то чертить на песке. Богдан некоторое время смотрел на нее. Он не раздумывал, не искал решений, просто любовался ею, а потом на удивление робко провел по ее волосам. Она поймала его руку, прижалась к ней, потерлась щекой, будто ласковая кошка, и, наконец, прикоснулась полуоткрытыми губами чувственно и нежно.

 

***

Аня заснула, тихо и незаметно. Дыхание успокоилось, выровнялось, лицо разгладилось, а несомкнутые губы по-прежнему манили к себе непреодолимо. Но он не хотел ее будить, хотя, казалось, никогда не желал ее так, как сейчас. Он даже не разрешал себе дотронуться до нее рукой. Он позволил себе только смотреть, и его взгляд то молниеносно быстро, то нескончаемо медленно скользил по ее телу и жадно приникал к ее губам. Он испытывал сладкий трепет владеющих им желаний, он переставал видеть, слышать, воспринимая себя через дрожь неудержимых чувств. Он не мог выдержать этого долго, откинулся, совершенно обессилев, и, приходя в себя, все явственней слышал звучащий изнутри мучительный вопрос: “Почему я не примчался к тебе?”

Наивная девочка, ласковый котенок, я так беспечно старался забыть о тебе. Я отпустил тебя, хотя с самого начала знал, что не должен этого делать. Я легкомысленно попрощался с тобой, не догадываясь, что ты значишь для меня. Я хотел успокоиться и жить, как обычно, без тебя. А все было так просто: пару суток на поезде. Почему я не примчался к тебе?

Аня спала недолго, быстро проснулась, он впервые видел ее пробуждение. Сначала она сжалась в мягкий, маленький комок, потом распрямилась, вытянулась. От нее исходило безмятежное тепло сна.

– Я спала, да? – спросила чуть хрипловатым и тоже бесконечно теплым голосом, положила голову ему на плечо, пушистые волосы защекотали кожу, и опять затихла.



Эльвира Смелик (Виктория Эл)

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться