Безудержный ураган 2

Размер шрифта: - +

Глава 3. Перепутье

 

Левир оказался совершенно не готов к возвращению Бруснира и остальных. Он и не думал, что им удастся выбраться из Привола. Стоял на берегу Скадинки и хмуро смотрел на причаливающий корабль, судорожно пытаясь сообразить, что будет делать в том случае, если Бруснир выжил. Если главнокомандующий жив, то ни о каком союзе с фаурренами не может быть и речи, слишком сильна его ненависть к «скользящим в тенях».

И вот Бруснир спрыгнул на берег, помог спуститься Кризе и Элерии. А все надежды Левира на скорую месть рассыпались в прах. И почти тут же снова воспряли. Вдруг с помощью Бруснира им удастся осуществить его план мести без поддержки фаурренов. В конце концов, Левир согласился сотрудничать с ними только от безысходности.

 

Настроение Бруснира портилось все больше с каждой минутой после высадки на берег. Одного взгляда на лагерь ему было достаточно, чтобы понять – ситуация крайне запущена. Левир рассказал о том, что здесь происходило с момента его отъезда. Самыми главными проблемами для Бруснира стали голод и незащищенность людей.

Лагерь по-прежнему находился на открытой местности, и если раньше монстры сюда не забредали, то сейчас их нападения стали уже скорее правилом. Потери итак немногочисленных вальдаров и вовсе расстроили Бруснира. Уже через час после прогулки по лагерю проблемы навалились на него таким скопом, что он даже не знал с какой стороны к ним подступиться.

Вальдары вернулись в большой командный шатер. Брусниру хотелось сесть поудобнее, прикрыть глаза и спокойно обдумать ситуацию. Но Левир все твердил о мести, о  том что нужно вооружить каждого и плыть на Левию с войной. Тут Бруснир не выдержал и спросил:

– А на чем ты собираешься плыть? На двух кораблях? А вся твоя армия это остатки вальдаров и крестьяне с ремесленниками? Голодные, больные и запуганные до полусмерти?

– Мы построим корабли! – жарко возразил Левир. – Тут есть корабельщики. А пока они строятся, будем тренировать людей.

Бруснир удивился, но памятуя о недавней смерти Анели, постарался сказать как можно более мягко:

– Если мы сейчас не защитим и не накормим народ, то некому будет куда-либо плыть или что-то строить. И мне непонятна вся эта идея в целом. Кому ты собрался мстить на Мирании?

– Не делай вид, что не понимаешь! – раздраженно отмахнулся Левир. – Этим богатеньким уродам, которые убили моего отца, а их первых вывезли в безопасное место подальше отсюда. Этому ублюдку Станлону и каждому солдату под его командованием за то, что убили мою сестру. Наконец, нашему мерзкому корольку за то, что позволял опыты с Брешью, пока это не вылилось в катастрофу и не убило мою мать и деда! Этого мало?! Тогда еще всей верхушке Мирании за то, что бросили нас здесь подыхать!

– Допустим, ты высадишься в Мирании с горсткой своих солдат, – вздохнул Бруснир. – И что ты станешь делать потом? Как ты доберешься до всех тех, кого перечислил? Никак не доберешься. И все что тебе останется это грабить деревни и убивать ни в чем не повинных людей. Так что извини, но в ближайшее время мы вряд ли куда-то поплывем. Зато нам надо решить множество более насущных проблем.

Левир встал, молча прошелся по шатру, вздохнул и нехотя согласился:

– Пожалуй, ты прав. Я пойду, тебе нужно отдохнуть.

Бруснир проводил его задумчивым взглядом. Но отдыхать ему было некогда. Слишком многое предстояло обдумать.

 

Элерия с момента их возвращения на побережье тоже не сидела без дела. Криза сходила за своими травами и они вместе пошли по лагерю, чтобы оказать помощь больным и раненым. Элерия продолжала изучать свой новый дар. Ее способности излечивали не только раны, но и болезни. При серьезных и тем более давних болячках наступало только облегчение, а не полное исцеление. Талийка решила поэкспериментировать с этим, возможно, таких больных нужно просто лечить много раз на протяжении какого-то времени. Также она заметила, что серьезные травмы и хронические болезни выматывают ее саму намного больше, чем какие-нибудь инфекции, проблемы с желудком или мигрени.

Всю свою жизнь Элерия мечтала о магии, но о такой силе даже не думала. Это было во сто крат лучше магии. Потрясающее волшебство в руках, которое в один миг могло спасти чью-то жизнь или избавить от боли и мучений. У талийки кружилась голова, и она не могла понять то ли от эйфории, то ли от усталости. Все это не помешало ей проработать допоздна. Уже ночью они с Кризой вернулись в свою палатку.

Элерия переоделась и вышла на воздух. Будучи слишком возбужденной после событий минувшего дня понимала, что все равно не уснет. Скрестив руки на груди и поеживаясь от вечерней прохлады, она смотрела на  шатер Бруснира, в котором горел свет. Он тоже все еще не спал.

За время пути Элерия привыкла видеть его каждый день, но как только вернулись, ворох проблем в лагере разбросал их в разные стороны. За весь день они не обмолвились и словечком. Ей очень хотелось зайти на этот огонек. В какой-то момент их путешествия Элерии показалось, что между ними растаял лед, а потом Бруснир снова стал отстраненным и сдержанным, каким был в самом начале. Человеком, который держит всех на расстоянии вытянутый руки. Да что там руки, между ним и окружающими людьми легко уместилась бы лошадь. Но что-то подсказывало Элерии – причиной его отстраненности в этот раз стала она сама. И талийка не решилась отвлекать вальдара.

 

К утру у Бруснира уже был готов план действий. Он собрал вальдаров, чтобы изложить им его. Элерия и Криза тоже пришли послушать.

– Первое, что нам нужно сделать, это решить проблему с безопасностью, – начал Бруснир, расстилая карту на небольшом прямоугольном столе из дешевой древесины. – Мы здесь, как лакомство для всех этих прожорливых тварей, захвативших наш дом. Уязвимы со всех сторон, в том числе и с моря. Неизвестно какая зараза выползет из него в следующий момент.



Данта Игнис

Отредактировано: 05.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться