Безудержный ураган 2

Размер шрифта: - +

Глава 9. Гостья

 

 

Мелкие волны накатывали на песчаный берег Доброго моря. Почти белый песок взрезала носом утлая лодчонка, нарушив первозданную пустынность пейзажа. Легко и изящно с нее спрыгнула девушка, и ее маленькие босые ступни глубоко погрузились в теплый песок. Туфли она держала в руках, а Танос с любовью бликовал в ее ярких синих волосах, рассыпавшихся по плечам.

Мужчина в лодке бросил весла, достал пакет из-за пазухи и протянул девушке на берегу:
– Держи, Кейла. Передашь Тьернону лично в руки.

Фаурренка взглянула на него исподлобья, выхватила пакет и ушла не попрощавшись. Выбравшись на более-менее твердую поверхность, она обула туфли – лодочки на невысокой танкетке. Поправила рюкзак на плече и огляделась. По прикидкам до стоянки фаурренов несколько часов пути, и до темноты она планировала успеть.

Все же Кейла задержалась и набрела на убогий лагерь фаурренов уже когда Танос давно скрылся за горизонтом, уступив правление на небосводе хмурому Байноку. Несколько наспех сколоченных шалашей, вот и все что предстало перед недовольным взглядом фаурренки. В довершение к ее стремительно портящемуся настроению, на теплый прием рассчитывать не приходилось – отношения с Тьерноном у них никогда особо не ладились.

– Почему прислали тебя? – недоуменно поинтересовался корл, когда Кейла передала ему письмо.

Фаурренка хмыкнула:

– Потому что вы оказались ни на что не способны. А красавчик-Бруснир для вас слишком крепкий орешек.

Тьернон одарил ее презрительным взглядом и брезгливо поморщился:

– Его не смогли убить трое опытных воинов, а они присылают мне какую-то девчонку?

– Я не какая-то девчонка, – усмехнулась Кейла и одарила его одной из самых сладких своих улыбок. – И ты прекрасно об этом знаешь. Что касается Бруснира, то не стоит брать его грубой силой – это малоэффективно и даже опасно. Зато у этого очаровательного вальдара есть слабые места, которые мне прекрасно известны. И я умею на них надавить.

– В прошлый раз, после твоих игр в слабые места, Бруснир выиграл войну и перебил весь цвет фаурренов, – осадил ее корл. – Я повторяю свой вопрос: почему они прислали тебя?

Кейла склонила подбородок к груди и зло прищурилась:

– Там все написано, читай! Мне доверяют это дело. Но… ты должен дать и свое согласие.

Тьернон не торопясь прочитал послание из Саксума, потом откинулся в хлипком походном кресле. Ткань под его спиной натянулась и затрещала, угрожая порваться, но корл не обратил на это внимания, весь погрузился в свои мысли.

Кейла ждала его решения молча, но весь ее вид выдавал крайнюю степень нетерпения. Она постукивала носочком туфли о шершавый деревянный пол, разглядывала однообразные стены и покусывала пухлые губы.

Тьернон взглянул на фаурренку. Он всегда не любил ее, считал неуправляемой и непрофессиональной. Но не мог не признать, что она была опасной. Страшной в своей иррациональной жестокости, взбалмошности и артистичности. Все в ней выпирало и было чересчур. И эта откровенная женственность во внешности и манерах, и безжалостная отвязность психопатки. Но корл не хотел больше рисковать своими людьми, а Бруснир все еще стоял на его пути непоколебимой глыбой. И почему бы не выпустить на него эту ненормальную?

– Я дам тебе свое разрешение, но с одним условием, – наконец сказал Тьернон.

Кейла медленно и широко улыбнулась, довольно вскинув подбородок. В этот момент она смахивала на довольную лису, добившуюся своего.

– Все что угодно, мой корл, – сексуальным грудным голоском  проворковала девушка и захлопала пушистыми ресницами.

Тьернон внутренне содрогнулся, отгоняя ее чары.

– Ты не должна повторить своих ошибок. Мне не нужен раненый взбесившийся зверь. Ты поняла меня? Ты должна убить его, а не разъярить, уничтожая его близких. Нам нужен мертвый Бруснир, а не Бруснир, которому нечего терять.

Кейла закачалась из стороны в сторону, а в глазах ее скользнуло какое-то бессмысленное выражение.

Корл мысленно хлопнул себя ладонью по лбу и пожелал провалиться в гэрт тому, кто прислал ее сюда. Переспросил:

– Я не услышал, поняла ли ты меня?

– Конечно, Тьернон, как прикажешь, – и Кейла склонилась в шутливом полупоклоне, демонстрируя перед фаурреном глубокий вырез декольте. Слишком глубокий для походного костюма. Настолько глубокий, что корл смог рассмотреть все. Он нетерпеливо махнул рукой на выход:

– Все, иди отсюда. Ты свободна. Мои ребята разместят тебя на ночлег. А завтра мы переберемся поближе к Фаренхаду, и ты сможешь приступить к своему заданию.

Кейла только улыбнулась, облизнув губы, и повиливая бедрами, вышла из шалаша. Она молчала, но мысленно хохотала, будто множество испорченных колокольчиков заливались неуправляемой трелью. А еще ей хотелось танцевать. Она так давно хотела встретиться с Брусниром, но на его территории. Там, где он будет окружен верными и дорогими ему людьми. Пока он бродил по Левии, разыскивая ее, Кейла избегала его. Чтобы она стала делать с ним одиноким, убивать? Нет, она слишком нежно любила его, чтобы так просто и бездарно убить. То ли дело сейчас… Теперь у него наверняка есть друзья, подопечные, а если совсем повезет, то, возможно, и любовь…

На такую удачу Кейла боялась даже надеяться, но ведь столько лет прошло, должны же были уже зарасти его душевные раны. Или отрубленные головы его любимых все еще снятся ему по ночам? От этих мыслей волны почти физического наслаждения пробегали по нежной коже фаурренки, и ей намного проще удалось смириться с почти полным отсутствием тут элементарных удобств. А жесткая постель показалась мягким облаком, унесшим в приятные грезы.



Данта Игнис

Отредактировано: 05.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться