Безудержный ураган 2

Размер шрифта: - +

Глава 16. Призраки Сатры

 

Через сутки Бруснир со всем своим немаленьким отрядом был готов отправиться в путь. Несмотря на опасность этого похода многие вальдары изъявили желание отправиться с ним.  Командир взял с собой двадцать пять человек.

Бруснир давно понял, что может открывать порталы только в те места, где сам уже когда-то бывал. В лесах Кошмаров ему бывать не доводилось, и он нацелился на маленькую деревушку неподалеку – Сатру. Еще накануне Бруснир тщательно расспросил Шаймора о том, что же такое кошмарное водится в одноименных лесах. Ответ, как и следовало ожидать, оказался неутешительным. Половина бестиария известного Адалору там точно водилась. Поэтому Бруснир рассудил, что безопаснее всего взять с собой летающих лошадей и из деревни совершить перелет к месту схрона шкатулки ягонов. Однако тут крылась загвоздка. Шаймор спрятал артефакт на границе лесов Кошмаров и Гибельного ущелья, из которого, кстати говоря, живым мало кто выбирался. В Гибельном ущелье нельзя было приземлиться, так как скалы там плотно смыкались верхушками, оставляя только темные узкие лабиринты внизу. И это означало, что путешественникам придется начать свой путь в лесу Кошмаров и пройти какую-то часть пешком. Какой-никакой, но это был план.

На этот раз Бруснир шагнул в портал первым, держа лошадь в поводу. Увиденное по ту сторону ему сразу же не понравилось. Казалось, здесь реальность исказилась и слегка подрагивала, звуки собственных шагов раздавались как из-под воды – приглушенно. Но больше всего давили на психику тусклые серые цвета, в которые окрасился мир. Бруснир взглянул на собственные руки, даже его кожа выглядела сероватой сквозь мутную дымку, заполонившую все вокруг.

Остальная группа благополучно выбралась из портала. Люди пораженно осматривались, кое-кто поеживался. И всех без исключения связывало общее предчувствие, что это путешествие будет недобрым. Ох, каким недобрым!

На первый взгляд Сатра была пуста, и путники решили здесь не задерживаться. До лесов Кошмаров полдня пути, туда они и хотели направиться. Но уже на следующей улице деревни встретили людей… Они стояли или бродили поодиночке. На ворлоков совсем не походили, но что-то странное, ненормальное сквозило в их облике. Жители деревни двигались слишком медленно, даже плавно. Методично и в тоже время бесцельно.

Вальдары достали мечи и построились, готовясь отражать нападение, если придется. Когда подошли ближе, деревенские все, как один, повернулись и замерли, уставившись на них. Тут-то Бруснир понял, что это уже не люди. Серые и бесцветные. Глаза без радужек и зрачков полностью затянуты дымчатой поволокой, чем-то напоминающей россыпи звезд на ночном небе. Их взгляд, поначалу пугавший, уже через мгновение казался прекрасным. Гипнотизировал и манил, призывая погрузиться, познать глубины вселенных, сокрытых в нем. И не было сил сопротивляться влекущему соблазну, хотелось сорваться в бездну и раствориться в ней, забывая себя.

Через несколько минут в глазах всех прибывших из Фаренхада заметались серые искры. Они кружились все быстрее и быстрее, заполняя собой и обесцвечивая всю радужку и белки. Мечи вальдаров упали на землю. И люди, только что прибывшие в Сатру, присоединились к ее жителям, хаотично блуждающим в пределах деревни.

 

К ночи поднялся ветер, а когда окончательно стемнело пошел дождь. Элерия стояла у коровника, переминаясь с ноги на ногу, и бездумно смотрела серыми вихрями в глазницах на разлагающиеся трупы погибших там животных. По ее длинным волосам ручейками стекали потоки дождя.

Бруснир бродил возле большого дома. Табличка на нем гласила, что это жилище деревенского старосты. Другие члены отряда разбрелись кто куда по улицам. Шаймора, даже в таком состоянии, неудержимо тянуло к таверне.

Одна только Криза забрела на самую окраину Сатры. Туда, где раскинулись обширные огородные угодья. Пройдя по повалившемуся плетеному заборчику, старая чародейка устремилась дальше. Пока не уперлась в сохранившийся возле небольшого деревца забор, отделявший один огород от другого.

Началась гроза. Байнок полностью скрылся за тучами, и кромешную черноту ночи разрывали только частые всполохи молний. Раскаты грома, как и все звуки здесь, доносились откуда-то издалека и были скорее похожи на ворчание или храп какого-то великана. Фиолетовая молния ударила в дерево, возле которого стояла Криза. Чародейка моргнула и уставилась на обугленный, расколотый надвое ствол своими нормальными глазами.

– Что, гэрт побери, здесь происходит? – пробормотала Криза и огляделась. Хмурясь и заметно дрожа от холодного дождя и ветра, чародейка поспешила назад в деревню.

Вернувшись, Крозалия старалась не смотреть в глаза, встречающимся людям. Только оскользью окидывала фигуры, искала среди силуэтов похожие на своих знакомых. Иногда ей приходилось подолгу прятаться, прижимаясь к стенам домов. Дожидаясь, когда сверкнет молния и позволит хоть что-нибудь рассмотреть. Наконец, чародейка узнала Бруснира. Она подошла к нему. Вальдар обернулся к ней, как и десятки сероглазых людей до этого. Криза зажмурилась и с размаху отвесила Брусниру пощечину, а потом снова, с другой руки. Не открывая глаз, размахнулась в третий раз и вдруг почувствовала, как вальдар поймал ее за запястье.

– Что здесь происходит? – шепнул он.

– А я почем знаю, – буркнула Криза. – Знаю только, что ты торчал тут с этими серыми гляделками. И остальные, похоже, такие же здесь бродят.

– А что же ты?

– А в меня чуть не зарядила молния, вот я и пришла в чувство.

– Надо найти остальных, – кивнул Бруснир и шагнул в темноту.

– Не так резво! Имей уважение к старости! – поплелась за ним Криза. – И не вздумай смотреть им в глаза.

– Понял, – согласился вальдар.

 

Постепенно им удалось вернуть в чувство и собрать в доме старосты всех своих людей. Крозалия подзарядила магические светильники и зажгла их. Вальдары разожгли камин, людям удалось согреться и подсушить одежду. Вокруг здания стали собираться жители деревни. С каждой минутой их становилось все больше и больше.



Данта Игнис

Отредактировано: 05.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться