Безудержный ураган 2

Размер шрифта: - +

Глава 17. Мрак и безнадега

 

Бруснир положил Шаймора на землю, схватил коня и, уже взлетая, крикнул:

– Помогите ему!

Он несся вперед, ветер бил в лицо, и нигде, нигде не было видно этой гэртовой птицы. Бруснир старался сосредоточиться, что-нибудь придумать, но черная безысходность и ощущение непоправимости произошедшего уже пробрались в душу и отравили ее. Скорее всего, эта тварь живет где-то в горах и туда же утащила Элерию, думал вальдар. Вот только гор вокруг слишком много. Сатра находилась на большой равнине, которая со всех сторон окружена горными хребтами. На севере – Зелеными Холмами, а с юго-востока до северо-востока протянулась цепь Старомира. Бруснир спешил к Зеленым Холмам – они совсем рядом, сразу за озером Воли. Вот только, чтобы обыскать их все потребуется неделя… Тогда как у Элерии нет и нескольких часов.

 

Поначалу Элерия пыталась вырваться из цепких когтей, хотя каждое движение причиняло сильную боль. Острые лезвия, венчавшие огромные куриные лапы, глубоко резали кожу. Но талийка не думала об этом. Все затмил ужас от того, что удаляется от Шаймора и Латьена, и не может им помочь. Она еще ощущала отголоски покидающей их жизни и понимала – возможность спасти их вот-вот будет безвозвратно утеряна.

Только когда птица унесла достаточно далеко, Элерия вспомнила и о себе. Почувствовала, как кровь ручейками стекает по животу, капает вниз на далекую землю, и залечила свои раны. Теперь ей стало страшно. Что сделает эта тварь, когда прилетит туда, куда направляется? И что может сделать она сама, чтобы хотя бы попытаться выжить? И если относительного первого Элерия особенно не сомневалась, то на второй вопрос у нее не было ответа.

Талийка опустила руку, нащупывая кинжал – он все еще был при ней. Но что, хокс побери, она сможет сделать с таким оружием против этого переростка?..

Элерия попыталась успокоиться и перевести дыхание. Не вышло. Переродок разжал когти и бросил ее. Элерия полетела вниз и грохнулась на камни с приличной высоты. В глазах потемнело, заплясали искорки, а все тело превратилось в один, сжавшийся от боли комок.

Талийка привстала, превозмогая неожиданно накатившую слабость и тошноту, сказывался удар головой о скалы. Выхватила кинжал и, выставив его перед собой, сделала маленький шаг назад, к краю. Она оказалась на небольшом плато и прямо перед ней приземлилась птица. Хотя вот сейчас птицей Элерия ее бы не назвала. Тварь сложила перепончатые крылья и уставилась на нее страшной мордой, почти как у летучих мышей, на которой совсем не к месту смотрелся клюв. Им она и клацнула, сделав выпад в сторону своей добычи.

Талийка парировала удар кинжалом, но только вывихнула запястье и едва не уронила оружие. А вот переродку этот выпад не причинил никакого вреда. Если и бить эту тварь кинжалом, то уж точно не в клюв, приказала сама себе Элерия. И подумала, что при следующем броске увернется и попробует достать до груди или еще лучше живота твари. Вот только девушка не могла посоревноваться с этим существом ни в скорости, ни в реакции, да вообще ни в чем. И когда мышь с клювом атаковала снова – увернуться не получилось. Тварь достала ее, выдрала кусок мяса из плеча и с довольным видом проглотила. Кажется, ей понравилось, потому что она потянулась за добавкой.

Элерия в отчаянии метнула в нее кинжал, целя в глаз, но промахнулась. В голову все же попала, но толку от этого оказалось немного – всего лишь царапина, которая лишь разозлила существо. Оно в ярости несколько раз ударило девушку клювом. Один из ударов пришелся по голове, Элерия потеряла сознание и упала.

Птица-мышь подошла к ней, клюнула в плечо и сожрала то, что отщипнула. Клюнула еще раз, в живот и, снова проглотив, оставила свою жертву в покое. Сегодня она была не голодна и, почистив перышки, засунула голову под крыло. Устроилась спать. Светало.

 

Бруснир уже много часов летал вдоль горного хребта. Время клонилось к полудню, но ничего похожего на гнездо твари, похитившей Элерию, он так и не нашел. Вальдар отыскал и проверил уже несколько десятков пещер, возможно, этот переродок предпочитает жить в них. Не зря же так похож на летучую мышь. Как же Бруснир жалел, что не оказался в тот миг поближе к лошадям, и в предрассветном сумраке упустил тварь из виду. Даже не разглядел в какую сторону она полетела.

Правая рука Бруснира совсем занемела и висела плетью, а тряпка, которой он наспех перевязал раны, пропиталась кровью. Да и конь под ним совсем выбился из сил. Нужно вернуться, хотя бы, чтобы взять нового. Но вальдар не мог заставить себя повернуть назад. Это значило потерять надежду спасти Элерию. А еще ему было страшно вернуться… Грызла мысль, что без помощи талийки раны Шаймора и Латьена оказались смертельными. Он не вернул Элерию и упустил возможность открыть портал в Фаренхад, спасти друзей, доставив их к другим целителям. Дав коню немного передохнуть и напоив водой в горном озере, Бруснир обработал свои раны и продолжил поиски.

 

Когда первый шок после похищения Элерии немного спал, несколько вальдаров оседлали лошадей и тоже разлетелись на ее поиски. А Криза подошла к раненым, деловито осмотрела и, сжав губы, заявила:

– Да они умирают. Так, ну-ка помогите мне! Нужна горячая вода и некоторые травы… Здесь, в степи должны расти.

Лихо раздав указания и разослав вальдаров их выполнять, травница надолго засела над Шаймором и Латьеном. Приказала развести костер. Спустя четверть часа какое-то зелье пузырилось и булькало в котле, как у настоящей ведьмы. Криза что-то бормотала, прижигала, делала припарки из трав. Спустя час воины все еще были живы, хоть и находились в очень тяжелом состоянии. В сознание никто из них не приходил.

Тидорок все время крутился вокруг Крозалии, а точнее возле костра. Ныл, что ему холодно, потирал плечи и тянул тощие руки к огню. Чародейка поджимала губы, но молчала. Когда же Тидорок едва не перевернул котелок с ее варевом, терпению пришел конец. Криза с трудом сдержалась, чтобы не поджарить его заклинанием.



Данта Игнис

Отредактировано: 05.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться