Безудержный ураган 2

Размер шрифта: - +

Глава 18. Леса Кошмаров

Места хватило, чтобы приземлиться рядом вместе с конем. Бруснир спрыгнул и наклонился к девушке, моля богов, чтобы она оказалась жива. Притом, что в богов вальдар никогда не верил. Да и сейчас мысленный его посыл был скорее присказкой, чем искренним воззванием. Он никак не мог понять, дышит ли Элерия? На ощупь холодна, как лед.

Бруснир взял ее на руки и, наконец, услышал слабое, едва ощутимое дыхание. Вздохнул полной грудью, не веря, что такое счастье возможно. Спустя мгновение он уже мчался назад в деревню, прижимая к груди драгоценную ношу. Там Элерию приняла Криза, уложила в чистую постель и принялась деловито что-то колдовать с травами. Уже через полчаса результатом ее трудов стало то, что талийка пришла в себя. Бруснир все это время не отходил от нее ни на шаг. И только когда она открыла прекрасные зеленые глаза поверил, что она жива и все обойдется.

Элерия с трудом приподнялась на подушках и протянула к Брусниру тонкие руки. После всех этих дней она казалась почти прозрачной. Вальдар наклонился к ней и бережно обнял. Талийка прижалась к нему и, не сдержавшись, поплакала на его плече. Немного отстранилась и с виноватым видом взглянула на мокрые пятна, распустившиеся на рубашке. А в следующее мгновение забыла о них, растворившись в его поцелуе.

Чуть позже они лежали на кровати и Элерия сказала:

– Нам все равно нельзя быть вместе. Дара согласилась пересмотреть свое решение только потому, что мы расстались.

Бруснир поднялся и сел на краю, скрестив пальцы рук. Он смотрел в пол и молчал. Но атмосфера в комнате уловимо изменилась. Элерия чувствовала, что играет с огнем. Ей было страшно потерять его, но общее благо вынуждало идти на это дурацкое самопожертвование. Она не могла ради собственного счастья уничтожить всех людей с таким трудом выживших на Шантахе.

– Мы должны пойти на это ради всех, – талийка нежно коснулась руки Бруснира. – Тебе нужно быть с ней поласковее.

Бруснир обернулся и посмотрел на нее чуть удивленно. Покачал головой.

– Тебе это не понравится, – пообещал вальдар.

Все эти дни Элерия провела без воды и была сильно обезвожена. Крозалия заставляла ее много пить. А Бруснира, спустя пару часов выгнала спать, мотивируя это тем, что не хватало ей еще и его лечить, когда он отключится.

Уже к утру Элерия окрепла настолько, что лекарский дар вернулся. А дальше дело техники – несколько минут самоисцеления и она полностью здорова и полна сил. Элерия все порывалась лечить Шаймора и Латьена, но Бруснир и Криза были единогласны и запретили ей к ним даже приближаться.

– Хотя бы пару дней тебе стоит поберечь себя и не переутомляться, – заявила Криза.

– Тем более, что Шаймор уже пришел в себя и выздоравливает без твоей помощи, – добавил Бруснир.

– Я вас умоляю, – сердито взглянула на них Элерия. – Я видела его раны. Там до поправляется еще очень далеко, не говоря уже о том какую боль они ему причиняют. А Латьен и вовсе может умереть в любую минуту.

– И ты можешь умереть, если сейчас пойдешь лечить их, да еще и обоих, – отрезала Криза.

Несмотря на запреты, уже на следующее утро Элерия прокралась в комнату раненых. Присела на постели Шаймора и сжала его руку. Он открыл глаза и улыбнулся ей.

– Ну, как ты тут без меня? – спросила Элерия.

– Как гниющее решето, – усмехнулся вальдар.

– Придется тебе еще немного потерпеть. Я, конечно, люблю тебя намного больше, но Латьен сильнее нуждается в помощи, – Элерия подошла к койке Латьена и ужаснулась увиденному.

– Предательница, – рассмеялся было Шаймор, но быстро умолк. Каждое движение причиняло боль.

Элерия провозилась с Латьеном около получаса, но так до конца и не вылечила его. Однако ее усилий хватило, чтобы он пришел в себя. Раны затянулись и сильных болей он уже не испытывал. Талийка могла бы и сейчас закончить его исцеление, но потратила много сил. А заставлять Шаймора мучиться пока она восстановится Элерия не хотела. С Шаймором дело пошло быстрее, но под конец она едва не свалилась в обморок.

Заставший ее за этим делом Бруснир молча отнес девушку в комнату. Он и не сомневался, что долго Элерию удержать не удастся. Есть такие люди, которые думают о себе в последнюю очередь, если вообще думают. За это он ее и любил. Не только за это, но и за это в том числе.

Через несколько дней все были здоровы. Ничто больше не задерживало их в Сатре и путники могли продолжить так неудачно начавшееся путешествие.

В очередное погожее утро группа отправилась в дальнейший путь. Весь день они летели над Лесами Кошмаров. Сверху все выглядело совсем обычным. К вечеру, еще до темноты, приземлились на сколько могли близко к Гибельному ущелью. Но к нему решили отправиться уже завтра. Никому не представлялось хорошей идеей идти куда-то по лесу Кошмаров, тем более, соваться в Гибельное ущелье в темное время суток. А пока предстояло осмотреться и найти место для ночлега, постараться пережить эту ночь.

Лошадей Бруснир отправил назад в Сатру через портал, не хватало еще таскаться с ними по лесу. В Фаренхаде он пока появляться не хотел.

Этот лес сразу же, с момента приземления здесь, всем не понравился. Дело не только в том какие легенды о нем ходили. Это было жуткое место и это витало в воздухе. В воздухе, который слегка подрагивал и колебался, наводя на мысли о другой реальности. И еще запах. Здесь как будто все пропиталось сладковатым ароматом, похожим на запах крови. Во рту оседал характерный металлический привкус.

Гулкая, почти осязаемая тишина, часто прерывалась далекими, но совершенно жуткими воплями, которые не могло издавать ни одно известное людям существо, разве что какой-нибудь монстр. Низкие, похожие на рычание звуки перекатами срывались в пронзительный вой и снова повторялись, но уже с другой стороны. То приближались, то удалялись, заставляя ожидать нападения в любой миг.



Данта Игнис

Отредактировано: 05.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться