Безудержный ураган 2

Размер шрифта: - +

Эпилог. Когда земная твердь упадет в небеса

 

Один шанс дарит, любя,
Мечта нам, неумелым.
Одна жизнь у тебя —
В ней гори смело.

"Мечта" - песня группы Кукрыниксы.

 

Выжить удалось многим. Бруснир, Шаймор, Элерия и Лэминэль вовремя остановили Глинура. Некоторых правда искали до поздней ночи, но многих нашли. Кого-то придавило обломками, а кто-то провалился на нижние уровни и не мог выбраться. Ночевать пришлось на руинах Фаренхада, и никто не представлял, что делать дальше. Люди поглядывали на Бруснира – он молчал и хмурил брови. А утром куда-то пропал и не появлялся до обеда. Шаймор почти сразу хватился друга, но Элерия что-то шепнула ему на ухо и он успокоился.

– Отведи меня к Кризе, я хочу попрощаться, – попросила его Элерия.

– Не с кем там прощаться! – вытаращил на нее глаза Шаймор. – Нет, нет, нет! Вот вернется твой любимый, пусть сам ведет тебя туда. Я не собираюсь рисковать и шастать с тобой по Шантаху, пока он отлучился. Мне дорога моя прекрасная, как не посмотри, голова.

– Да ладно тебе, что может случиться? Попросим кого-нибудь сходить с нами. Это не опаснее, чем оставаться здесь. Того и гляди ворлоки нагрянут или, не дай Танос, еще какие твари набредут. Теперь, когда высокие стены нас больше не защищают, мы снова будто в начале пути, – Элерия кивнула на развалины, на которых расположились выжившие. Кое-где дымились костры, люди варили еду, опустошив несколько разваленных амбаров. Возле одного из костров крутилась Свэла. Она болтала с какой-то старушкой, накладывая ей еду, и улыбалась. Видно нисколько не расстроилась из-за судьбы Левира.

– Опаснее, – помотал головой Шаймор. – Мало ли, вдруг, те твари выбрались…

– Наверняка они не выбрались. И, если честно, я считала тебя храбрым до этого дня…

– Ага, и, наверное, еще достаточно умным, чтобы не вестись на подобные уловки? – огрызнулся вальдар и добавил. – Тебе это очень нужно?

– Я любила ее, – кивнула Элерия. – И у меня не было возможности попрощаться.

– Ох уж мне эти прощания с трупами, – пробурчал Шаймор, поднимаясь. Больше ничего не сказав, он направился к другим вальдарам. Взял с собой два десятка воинов и повел Элерию в ущелье, где погибла Крозалия.

Выбираясь из города, они проходили мимо одного из входов в катакомбы. Бывшего входа, потому что теперь все здесь провалилось глубоко под землю. Жуткий черный провал протянулся далеко на север. Элерия взглянула вниз и содрогнулась. Когда она заперла Эзину в лазарете подземелий, то желала напугать и проучить ее. Намеревалась вскоре вернуться и выпустить. Но теперь выпускать было некого.

Вскоре путники благополучно добрались до ущелья. Талийка подошла к прозрачной стенке барьера, за которой метались три переродка. Они тут же уставились на нее и придвинулись ближе, видимо, пытались пробраться к ней в голову. Ловушка крепко держала не только их тела, но и их магию. Элерия подошла к телу Кризы и присела. Она и сама не знала зачем пришла сюда и что ожидала здесь увидеть. Ей почему-то казалось, что сможет последний раз взглянуть в глаза Крозалии, и сказать ей прощай.

Элерия положила ладонь на невидимую преграду. Криза казалась такой маленькой и беззащитной. Она лежала на спине и глаза ее смотрели в небо. А в груди торчал небольшой кинжал. Но даже в этом видна была ее сила. У нее всегда был план и решимость исполнить его, дойти до конца. Элерия хотела провести по ее лицу ладонью, закрыть ей глаза… Переродок стукнулся в барьер и заскрежетал по нему уродливыми когтями. Талийка отшатнулась.

Больше их здесь ничего не держало, и они направились назад в Фаренхад. Вернее, к руинам Фаренхада. На подходе к городу Шаймор сказал:

– Немного задержимся. У нас тут есть еще одно дело.

Вальдары отыскали тела погибших вчера соратников в битве у восточных ворот. И сложили для них костры. В том числе, и для Латьена с Софаром. Когда вспыхнуло погребальное пламя, Элерия не сдержалась и расплакалась, уткнувшись в плечо Шаймора.

 

Бруснир отправился в Гнездовья ягонов через портал, что был доступен ему одному. Разбудил крылатого в фонтане и долго с ним беседовал. А потом вернулся, собрал почти всех вальдаров и какое-то время им что-то объяснял. Вскоре они погрузились на корабли и ушли далеко в море. Там Бруснир дал команду бросить якоря. Сосредоточился и, используя ручейки силы, потянувшиеся к нему со всех сторон от других вальдаров, поднял корабли в небо. Чтобы их не потопило, когда он начнет осуществлять задуманное.

Взгляд Бруснира устремился в глубины океана. Долгое время ничего не происходило. От напряжения на высоком лбу вальдара выступили капельки пота. Вдруг раздался низкий, жутковатый гул, идущий из-под толщи морской. Бруснир как будто держал что-то невидимое руками и тянул на себя. Тянул изо всех сил. Вода внизу забурлила, словно закипела. Заволновалась, нехотя отдавая то, что пожелал забрать у нее вальдар. А он выдрал огромный кусок суши со дна и медленно поднял высоко в воздух. Негодуя из-за дерзкой кражи, океан закружился гигантским водоворотом. Земная твердь упала в небеса, и сбылось пророчество…

Потомки убийц обрели искупление и шанс на новую жизнь.

 

Бруснир привел Элерию одной из первых. Они ступали по еще не просохшей, зыбкой от ила почве, и он говорил:

– Это место станет нам домом. Наш собственный летающий материк. Нам не придется больше ни у кого просить милости и ни на кого идти войной тоже не придется. И, главное, все эти твари с Шантаха не достанут нас здесь.

– Это невероятно, – покачала головой Элерия. – Но сколько сил у тебя уходит, чтобы удерживать его в воздухе?

– В том-то и фокус, – улыбнулся Бруснир, – что почти нисколько. Поддерживать его не сложно, сложно было поднять. Для поддержания требуется всего несколько небольших ручейков силы от пары-тройки вальдаров. Притом мы можем делать это по очереди. Не все, конечно. Только те, кто обладает силой сходной с моей. Мы построим здесь города, посадим деревья, засеем поля и завезем здоровых животных.



Данта Игнис

Отредактировано: 05.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться