Безудержный ураган

Размер шрифта: - +

Глава 9. Тени в ночи

 

 

Дарен и Анели оказались в хвосте каравана. Все потому, что девочка никак не могла распрощаться с братом. Теперь она ехала на лошади с угрюмым видом. Дарен ее не беспокоил, понимал – слова сейчас не помогут.

Лошадей для них достал Левир. Дарен радовался, что не пришлось плестись пешком, путь предстоял неблизкий. Но к вечеру у него болело все тело. Болело вдвойне: из-за незаживших еще побоев и от непривычной нагрузки – верховой езды.

Когда остановились на ночлег, плотник распластался в траве и чуть ли не постанывал от удовольствия просто лежать. Казалось, он весь провонял лошадьми. В ссадины на теле буквально въелась дорожная пыль, что не прибавляло приятных ощущений. Однако поблизости не было ни реки, ни озера, чтобы освежиться.

Вальдары, покинувшие своих, держались рядом. Видно Левир попросил их присмотреть за сестрой, подумал Дарен. От этого на душе у него становилось спокойнее. Зато военные игнорировали хвост каравана, не простили неповиновения.

 

Ночью Дарена разбудили испуганные выкрики и говор множества людей. Весь караван всполошился, люди проснулись и суетились. Но никто ничего не мог понять и, тем более, объяснить. Плотник пошел к другому концу лагеря, желая выяснить что происходит. Он шел и все спрашивал людей по дороге не знают ли они в чем дело, пока наконец не получил ответ.

Мужчина с пивным брюшком с удовольствием рассказывал о произошедшем, явно наслаждаясь своей минутой славы. Вокруг него собралась внушительная толпа любопытствующих.

Дарен остановился за спинами людей и прислушался. Из незамысловатого рассказа он понял, кто-то превратился в ворлока и успел убить троих, пока его не уничтожили солдаты.

По дороге назад плотник с опаской поглядывал на встречавшихся людей, по спине пробегали мурашки. За всей этой суетой он совсем забыл – бояться надо всех и каждого. Мужчина прибавил шагу, вспомнив, что оставил Анели одну.

После этого происшествия Дарен долго крутился, но так и не смог уснуть. Через несколько часов отчаялся и присел к догорающему костру. Поглядывая на тлеющие угли, задумался о том, как сможет выдержать такой путь без сна. К нему подошла Анели и уселась рядом.

– Тебе тоже не спится? – спросил Дарен.

– Мне страшно, – тихо проговорила девочка. – А еще я боюсь за Левира.

– Все будет хорошо. И не переживай за брата, он сильный, закончит свои дела и обязательно отыщет тебя, – сказал Дарен. – Нужно только немного подождать и все у тебя наладится.

– Вы, взрослые, всегда говорите, что все будет хорошо. И никогда не бывает хорошо, – спокойно заметила Анели и подбросила в костер мелкие прутики, которые собирала с земли. Они вспыхнули и заиграли в ночи россыпью маленьких миров. – Ты замечал, что в костре можно увидеть ночное небо? То же множество звезд, только на огненном фоне?

Дарен удивился и посмотрел на танцующее пламя. Анели была совершенно права. Почему он раньше этого не замечал? Мужчина промолчал и лишь пожал плечами.

– Расскажи мне что-нибудь о себе… Почему ты один? Есть же на целом свете тот, кого ты любишь? – спросила Анели и замялась. – Или был?

Дарен вздохнул,  потер виски и скрестил руки на груди. Чуть подался вперед, словно ему было больно.

– У меня была жена… – ответил плотник.

– Знаешь, мне не нравилось помогать матери на рынке. Мне было скучно. А сейчас… Сейчас я бы все отдала за один такой день.

Оба задумались и долго молчали. Анели поднялась, собрала немного веток неподалеку. Лагерь разбили возле леса и этого добра здесь хватало. Вернулась и подкинула дров в костер.

– Расскажи, как ты встретил свою жену? Как ее звали? Какой она была? – снова попросила девочка.

– Это долгая история, – отмахнулся Дарен.

– А мы никуда и не спешим, – возразила Анели. – Что было с тобой после того, как твой отец сбежал?

– После того, как мой отец сбежал, жизнь начала потихоньку налаживаться. Местный плотник взял меня подмастерьем и потихоньку обучал всему что знает. Жил я один в родительском доме и самостоятельно зарабатывал себе на кусок хлеба. Тогда я впервые почувствовал себя свободным... И мне это понравилось. Я мог делать что хотел. Постепенно обзавелся хозяйством, отремонтировал дом. Хорошее было время. Вот только людей я побаивался и сторонился, поэтому несколько лет жил один. И общался только с плотником, нанявшим меня. А потом на меня обратила внимание одна местная девушка, – Дарен вдруг замолчал.

Анели, увлекшаяся рассказом, поторопила:
– Это и была твоя жена?

Дарен отрицательно качнул головой:

– Нет. Я был глупым тогда и совсем не знал жизни. Она оказалась… Как бы это сказать… Легкого поведения. Жила со мной, но погуливала на стороне. Забирала все, что я зарабатывал, пила. Я думал, что люблю ее и ничего не мог с ней поделать. Пару раз пытался расстаться, но она вертела мной как хотела. Стоило ей прижалиться, подластиться, и я таял. Не знаю сколько бы это продолжалось, но однажды она просто ушла и не вернулась. Соседи потом говорили, будто она втюрилась в заезжего парня, и они вместе укатили искать счастья в каком-то крупном городе.

– Пожалуй, тебе немножко повезло? – осторожно улыбнулась Анели.

– Без сомнения, – засмеялся Дарен. – Но тогда я этого не понимал. Долго скучал по ней. Несколько лет. Все не мог ее забыть и на других женщин не смотрел. А потом решил: все, хватит. Захотел семью, детей. И стал искать себе жену. Ярких, взбалмошных, своенравных я попросту боялся. Искал себе милую скромницу. И я ее нашел. Оказалось, она все эти годы была прямо у меня под носом, а я и не замечал. Я влюбился в дочь плотника. И даже имя у нее было нежное и теплое, как журчание ручейка в летний полдень – Темия. Люди не считали ее красавицей, но для меня не было никого прекрасней в целом свете. А еще она была добрейшей душой и на мою несмелую ласку откликнулась. Мы полюбили друг друга и вскоре поженились. То были самые счастливые годы в моей жизни. Вот только детьми нас боги не наградили. Но при нынешних делах, может, оно и к лучшему… Я до сих пор не понимаю, что Темия нашла во мне, непутевом, мягкотелом…



Данта Игнис

Отредактировано: 29.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться