Безумие длиннее жизни

Пролог

 

Но и так

Бывает, что ведут за шагом

шаг

К овеществленью призраков

ночных

Две страсти, два стремленья

роковых.

Любовь и дружба - вот их

имена.

Им власть над человечеством

дана. (Дж. Китс «Эндимион»)

 

4237 год от вознесения, настоящее, Аватераон

 

Мужчина с опущенными плечами сидел на подоконнике, свесив руки между колен, и смотрел на спящую женщину. Ловил ее дыхание, трепет ресниц. Скользил взглядом по чуждым чертам лица, пытаясь уловить что-то знакомое, будто давно забытое. Вот уголки губ приподнялись в едва заметной улыбке – это была именно та улыбка, которая ему снилась последние три тысячи лет.

Мужчина запустил пальцы в  черные волосы, ухватил густые пряди и рванул, причиняя себе боль. Основанием ладоней надавил на глаза до появления разноцветных точек. Так невыносимо было на душе! Зачем они так с ним поступили? Засмеялся, тихо, чтобы не разбудить мирно спящую женщину, только вчера очнувшуюся от многовекового забытья. Его хриплый, сорванный голос, приглушенным карканьем раздался под потолком палаты.

Она вернулась! Это было чудо, но... слишком спонтанно и не так, как он предполагал, не благодаря ему. Опять, опять она решила все без него! И это тело… чужое, в которое перенесли ее сознание, душу… как он мечтал прикоснуться к ней, но это  была не она… или она? Не все ли равно?

Лицо мужчины исказилось в гримасе злости, и тут же в памяти всплыли воспоминания, которые он гнал от себя столько лет. Мысли с бешеной скоростью заметались, обрабатывая сразу множество новой информации. Эта неожиданность не сможет помешать его планам. Зато будет намного интереснее действовать в  строго определенных временных рамках… Ммм… как давно ему не приходилось так возбужденно думать о будущем. Будущее с ней! Короткое или длинное? О, он сделает все от него зависящее! Блаженная улыбка озарила его черты, и мужчине мучительно захотелось закурить. Но здесь это делать нельзя.

Он облизнул губы, по-мальчишески озорно блеснув глазами, перекинул длинные стройные ноги через подоконник и сиганул вниз с пятого этажа здания лечебницы. Приземлился мягко и беззвучно, тенью скользнул вдоль стены и просочился в сад. Облюбовав открытую полянку, тяжело опустился на траву и, материализовав кальян, с удовольствием затянулся. Он глядел в бесконечную тьму ночного неба с разноцветными вкраплениями звезд и предавался воспоминаниям.



Александра Таран

Отредактировано: 28.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться