Безумие длиннее жизни

Глава 8

Прошлое, Интрон

 

Темная, наполненная звуками ночь распространяла вокруг свою власть, медленно накрывая город. Тер уже больше двух часов пытался связаться с другом, но тот никак не хотел идти на контакт. Конечно, это и не мудрено. После всего что случилось! Но в конце концов у альфара тоже терпение не безразмерное, а во дворе становилось холодно. Темные, непроницаемые с наружной стороны окна  ни разу за время пребывания здесь парня не отворились.

«Ну, что ж, он сам напросился!» – губы Тера исказились в коварной усмешке. Он поднялся со скамейки и упругой походкой вышел на середину дворика, прямо перед подъездом, под нужные окна. Здание почти все уже вспыхнуло внутренними огнями, зажженными вернувшимися домой жильцами. На это то альфар и рассчитывал. Шоу начинается!

– ГАБРИ! – закричал во все горло Теркай, бухнувшись на колени. – Прости меня дурака! Я готов загладить свою вину! – с удовольствием альфар наблюдал, как в окнах появлялись удивленные лица соседей. И вот он набрал в легкие побольше воздуха и запел, только как он это мог, протяжно, волнующе. Пробирающий душу баритон раскатился по улице, подхваченный эхом помчался ввысь:

 

Прости меня за всё, за мой обман невольный.

Небрежно жесткий тон, и слов не нужных в нём.

Прости меня поверь, поверь мне тоже больно

Я больше не могу играть смешную роль.

 

Да, да виноват я сам, об этом твёрдо знаю.

Казалось, что забыть мне будет так легко.

И только вот теперь, теперь я понимаю,

Что заменить тебя не сможет мне никто.

 

Я знаю, что и ты, всё также одинока.

Среди чужих людей повсюду ждешь меня

Зачем же стали мы друг, другу так далёки.

Ведь можно всё простить и всё понять любя.

 

Да, виноват я сам об этом твёрдо знаю.

Казалось, что забыть мне будет так легко.

И только вот теперь, теперь я понимаю,

Что заменить тебя не сможет мне никто. (Ольга Иохим )

 

Из распахнувшихся окон доносились смешки и выкрики, некоторые подбадривающие, некоторые гневные, недовольные, но ученый продолжал петь, не обращая ни на что внимание. Ему было абсолютно плевать, что о нем подумают другие. И вот только отзвучали последние слова романса и на некоторое время Тер задумался какой бы исполнить следующим, как из подъезда темной, стремительной тенью метнулась к нему фигура. Сильная рука с длинными пальцами ухватила альфара за волосы, вторая сжалась на горле, а в лицо дохнул разъяренный шепот:

– Ты что здесь за комедию устроил?

– Добиваюсь благосклонности дорогого мне существа, – невинно улыбнулся Тер, когда хватка на горле ослабилась. Пальцы на его затылке еще сильнее сжались, причинив боль, что невольно заставило парня поморщиться. А сиреневые глаза зло мерцали напротив, не желая смягчаться.

Тут до них долетели возгласы соседей, все еще заинтересованно наблюдающих за разыгравшейся во дворе сценой:

– Смотри, смотри! Это же два парня! Ну и дела…

– Вот бы и мне кто серенады под окном пел…

– Разве можно так себя ввести! Совсем стыд потеряли!..

– Это не тот красавчик из стеклянного пентхауса?..

– Фу, какая мерзость…

– Как романтично…

Габриэль все также неотрывно глядя в глаза Теркаю, досадливо скривил губы и, отпустив альфара, выпрямился. После слов соседей о вызове полиции, ледяной дракон поманил Тера за собой в дом и не увидел победной усмешки на миг мелькнувшей на серьезном лице последнего.

Поднимались они в молчании, гнетущем и тяжелом. Габ принципиально отвернулся от друга и не смотрел на него. Тер же довольно беззаботно рассматривал дракона, подмечая едва уловимые изменения, произошедшие с белобрысым за время отсутствия ученого. Волосы Габриэля отросли ниже лопаток и в беспорядке были рассыпаны на спине, хотя раньше он их собирал в неизменный коротенький хвостик. Плечами парень то и дело поводил, будто разминая их, хотя может так он делал из-за пристального взгляда в спину. Но Тер чувствовал, как был все время напряжен его друг, взгляд которого то и дело затуманивался или быстро перебегал с предмета на предмет. Что же с ним произошло?

Выйдя из лифта, Габриэль раскрыл дверь в квартиру и пропустил вперед Тера. Его сразу поразил громкость звука, с которой был включен огромный плоский телевизор. На нем в беспорядке мелькали разноцветные картинки, и альфар с удивлением узнал в них детские мультфильмы.



Александра Таран

Отредактировано: 28.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться