Безумие длиннее жизни

Глава 18

Голова болела, но это даже было в некотором роде приятно, отгоняло назойливые мысли о вчерашнем вечере. Боль помогала, поддерживала и немного убаюкивала. Тер запустил пальцы в волосы и с силой надавил на голову. Его гулкие шаги его в пустоте коридоров и переходов отдавались звенящим эхом в ушах. Наверное, не стоило, столько выпив, всю ночь работать в своей лаборатории. Хотя походка у него была довольно уверенной. Он встряхнул головой и провел ладонями по лицу, настраиваясь на целебную ауру. Этот процесс альфар хотел оттянуть как можно дольше. Но на рабочем месте следовало появиться в приличном виде и состоянии. Поэтому он пораньше заскочил к себе, принял душ и переоделся. Теперь же осталось мелочь, прогнать усталость и нацепить безразличие.

Лаборатории встретили безмолвностью и пустотой. Не зря Тер пришел так рано. Он проверил последние записи, и взгляд натолкнулся на отметку, что сегодня должны быть готовы анализы человеческих детей, которые ученый уже неделю ждал. В раздумии, как поступить, он побарабанил пальцами по столу и с неохотой поднялся. Отчеты все поступают сначала начальнику отдела, а потом уже у него их забирают сотрудники. Так сводилась к минимуму возможность потерять данные, да и руководители были всегда в курсе назначений подчиненных.

Возле кабинета Мэйрэн ученый лишь на миг задержался, прогоняя нахлынувшую было злость и надеясь, что и начальницы в это время еще нет на месте. Открыл дверь и так и застыл на мете в проеме, вцепившись взглядом в быстро пишущую за столом альфарку. Она, испытующе посмотрев на него, тихо спросила: «Ты что-то хотел?»

Тер сощурился, подмечая свежий деловой костюм, привычную прическу, так роднившую ее с белочкой, и почему-то слишком бледный цвет лица. Небось, тоже всю ночь не спала! Появилось жгучее желание убить того блондинчика. Но Тер сжал зубы и шагнул в кабинет, плотно прикрыв за собой двери.  

– Пришли анализы на микроэлементы объекта №2/18? – сухо спросил он.

– Подожди минуту, закончу и посмотрю, – вернувшись к своему делу, сказала Мэй с едва различимым разочарованием.

В этом ему послышалась издевка, стоять тут, смотреть на нее и ждать, особенно после вчерашнего вечера. Хоть она и сказала, что сделает вид, будто разговора не было, это не значит, что он забудет ее отказ. Тер подошел к столу начальницы и оперся на него ладонями, из последних сил себя сдерживая, чтобы не сказать чего-нибудь лишнего.

– Я бы хотел быстрее получить эти документы.

– А я бы хотела, что бы кто-то другой заполнил за меня эти формы, но, увы. Мы оба остаемся ни с чем, – пожала она плечами, а под дрогнувшими ресницами, ему показалось, сверкнуло негодование.

– Ты отвратительно выглядишь. Не подобает ведущему специалисту репродуктивного отдела всю ночь заниматься неизвестно чем, особенно после такого блистательного появления на балу. Что сотрудники подумают? – произнес Тер, наклонив голову и растянув губы в нехорошей улыбке.

– С каких это пор тебя волнует мой моральный облик? – усмехнувшись, спросила Мэй, сжав пальцы на ручке и перестав выводить ровные строчки.

– Не все же тебе за мной следить.

Она резко подняла взгляд он написанного и всмотрелась в глаза Теру. Но к его вящему неудовольствию, он не заметил там ярости или стыда, вообще ничего не заметил в этом потухшем взгляде.

– Объект №2/18? – переспросила вдруг Мэй, со стуком положив ручку. – Надеюсь, потом оставишь меня в покое?

Она поднялась и подошла к окну, возле которого на столе стояло отделение для отчетов, появляющихся там в свое время. Тер, чуть нахмурившись, смотрел, как начальница перебирает документы, выискивая нужный. Что с ней такое? Чтобы она так спокойно реагировала на его слова? А ее пальцы, листавшие ворох отчетов, немного подрагивали. Теркаю совсем не нравилось, то, что он сейчас видел. Беспокойство рождалось в груди и все больше разрасталось. Он быстро пробежался взглядом по кабинету, лишь бы не смотреть на такую Мэй. Слишком чужую. Его внимание привлек подоконник и лежащие на нем цветы. Ирисы на коротком стебле. Три фиолетовых ириса с желтой серединкой уже немного подвявших за эту ночь. Именно они были вчера в волосах Мэй. Догадка яркой вспышкой ослепила Тера, едва не вернув головную боль.

Как он оказался рядом с альфаркой, даже не понял. Только вот уже его руки крепко держали ее за плечи, развернув к себе, глаза вглядывались в спокойное, бледное лицо Мэй, а из горла вырвались резкие слова:

– Что он сделал?

– Ты заблуждаешься, – устало ответила она, прикрыв глаза ресницами. – И видно забыл, что со мной мало кто может справиться и «что-то сделать»…

– Ну да, конечно, всесильная Мэй, собственной персоной, – ядовито проговорил Тер. – Только вот твое сомнамбулическое состояние никак этого не подтверждает.

– Да с каких это пор, тебе есть дело до моего состояния? – вдруг вспылила Мэй, попробовав вырвать руки из хватки ученого. – Ты думаешь только о себе и своих интересах. Думаешь, я не знаю, почему ты так много времени проводил в другом мире?

– Ну, просвети же меня!

– Ты боишься ответственности, – почти выкрикнула ему в лицо начальница. – Постоянно бежишь от нее. Давно уже мог бы стать выдающимся ученым и занять приличествующее твоим способностям место. Но нет же! Ты будешь сидеть тривиальным работником и в тайно оборудованной лаборатории проводить свои эксперименты. Ты хоть представляешь, сколько потерял возможностей?



Александра Таран

Отредактировано: 28.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться