Безумие длиннее жизни

Глава 19

В этот вечер Тер не мог долго уснуть, метался по комнате, вспоминая прошедший день, думая и думая о Мэй. А ведь он всю прошлую ночь не спал, но, усталость все не одолевала. Тогда ученый решился на эксперимент, лишь бы отвлечься, перенаправить чувства на другой уровень. Он сел в излюбленное глубокое и жесткое кресло, положив на колени кусочек сердолика, который был ранее заботливо вставлен в золоченую оправу, всего каких-то две недели назад оставленного Габриэлем. Скрип кожи обивки кресла темно-коричневого цвета приятной музыкой лег на растревоженные нервы, позволив ученому с глубоким выдохом расслабиться. Свет в комнате он полностью убрал, чтобы ничто ему теперь не мешало.

Со свойствами этого занятного камушка Тер разбирался с первого дня, как тот попал в его руки, и кое-какие мысли у него были, но все досконально проверить ни времени, ни настроя не было. И вот теперь похоже пришел черед и эту задачку разрешить, убедиться в правильности своих выводов, а он в них нисколько не сомневался. Едва различимое плетение заклинания проступило перед внутренним взором альфара, и он в который раз поразился мастерству друга. И ведь кто-либо ранее не сталкивающийся с магией ледяного дракона никогда бы не распознал в этом бледно-розовом осколке камня скрытые свойства. Тер не сомневался, что друг был уверен в его умственных способностях, чтобы создать для него нечто крайне интересное. И вот теперь можно все проверить эмпирически и если все так как предполагает Тер, то теперь ему есть с чем прийти к Габу.

Альфар свернул силу в тугую нить и медленно начал вплетать ее в общий узор построения заклинания, соединяя энергию фиолетового пламени с магией ледяного дракона, кропотливо стараясь не потревожить изначального плетения. Завершив слияние и почувствовав полное сродство с матрицей на сердолике, Тер разорвал один из основных узлов в Габриэлевом плетении, чтобы в то же мгновение заполнить разрыв своей энергией. Усилие отдалось небольшой болью в районе солнечного сплетения и сразу же превратилось в пьянящий огонь, разбежавшийся по жилам. Почувствовав эйфорию и поняв, что заклинание полностью в его власти, ученый задействовал его. Сознание уколола тьма, чтобы спустя миг обрушить на опешившего альфара ослепительный калейдоскоп ярких цветов и оглушительных звуков. Осознание стремительного падения пришло немного позже, что Тер даже не успел испугаться, но странное, непривычное чувство быстро миновало.

 Глаза еще не привыкли и их нещадно щипало, когда резкий толчок и хруст собственной шеи выбили воздух из легких Тера. На горле крепкой хваткой сомкнулись сильные пальцы. Альфар захрипел и скосил глаза, пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь. Возле уха раздалось прохладное дыхание и тихий смех, а затем последовали слова, заставившие молодого ученого почувствовать быстро надвигающуюся панику, сознание прояснилось, а сердце учащенно забилось.

– Ты ли это, мой милый Вуди? Или очередной плод моего многострадального воображения? На этот раз ты явился подарить мне долгожданное блаженство либо очередную сладкую муку? – проникновенным шепотом сказал Габриэль, с наслаждением зарывшись носом в густые черные волосы альфара и вдыхая их необычный аромат другого мира.

Его длинные пальцы все сильнее сжимались на горле, причиняя сильную боль и не давая вдохнуть. Тер начал хватать ртом воздух, издавая хрипы, ухватился обеими руками за предплечье Габа, чтобы отцепить этого ненормального от себя. Но ледяной дракон держал крепко. Ногти заскребли по бледной коже Габриэля, оставляя розоватые полосы, но сил поцарапать до крови не оказалось. Отчаянные трепыхания альфара позабавили белобрысого, и он с истерическим коротким смешком прижался всем телом к Теркаю, а в следующий момент ученый почувствовал как будто маленький кусочек льда скользит по его щеке. Осознание пришло с запозданием. Это Габ его сейчас что, лизнул? Фу, какая гадость! Он начал извиваться всем телом, лихорадочно думая, что можно предпринять против свихнувшегося друга, на что дракон громко рассмеялся и ослабил хватку на шее, позволив другу немного вдохнуть воздуха. Удерживание стало несколько нежнее, большой палец погладил кожу, а Тер смог исторгнуть из себя первые слова.

– Зубы молочные надоели?

Перед взором мигом возникло лицо Габриэля, недоуменное и настороженное. Сиреневые глаза, прищурившись, в неверии вглядывались в Тера, пытаясь убедиться в реальности происходящего.

– Ты? – выдохнул дракон и разом отпрянул от друга.

– А ты многим раздал сердолики и ждешь с таким радушным приемом? –схватившись за горло, прохрипел Тер, медленно опускаясь на пол.

Габриэль выглядел растерянным всего долю секунды, но альфару и этого хватило, чтобы подробно рассмотреть такого непривычного друга. Белая майка свободно болталась на подтянутом торсе дракона, она была небрежно выпачкана в красках, будто у художника не нашлось под рукой иной тряпки нежели собственная одежда; бежевые брюки мешковато сидели на бедрах, явно превышая на размер нужный парню объем, ткань на коленках вытянулась и протерлась. Никогда еще Тер не видел этого щеголеватого белобрысого таким неряшливым и безразличным к собственному внешнему виду. Распущенные длинные платиновые волосы были давно не мыты и не чесаны, свисали сальными прядями на лоб и плечи. В глазах поселился пугающий злой блеск, испепеляющий, казалось, не только все видимое вокруг, но и саму душу Габа. На кривящихся губах ледяного дракона появилась робкая, неуверенная улыбка, плечи его опустились, и он с возгласом: "Вуди!" подскочил к альфару, заключив в крепкие объятия.

Опять Теру оказалось нечем дышать, и ему явно послышался хруст ребер. Это порядком разозлило, и он с силой оттолкнул от себя друга.



Александра Таран

Отредактировано: 28.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться