Безумие длиннее жизни

Глава 22

Тер стоял перед взорвавшимся оборудованием, его лицо было непроницаемой маской с сияющими лихорадочным блеском глазами, его пальцы быстро порхали над светящейся фиолетовым рисунком прозрачной панели, навевая мысли о музыкальном инструменте, коим в какой-то мере и являлась информация для альфара. Мэй облизнула губы, он сейчас был особенно притягательным. Такой сосредоточенный, увлеченный. Она подошла поближе и заинтересованно заглянула Теру через плечо, вдохнув его неповторимый запах сейчас смешавшийся с дымом.

– Что там?

– Весьма занимательно все. Это на некоторые мои манипуляции так отреагировала сперма Габа,  – хмыкнул Тер и восхищенно прищурил глаза, вглядываясь в новые ряды формул. – Пытаюсь восстановить процесс.

– Оу, взрывоопасное семя, – хихикнула Мэй, – бедные его любовники. Это ж в самый интересный момент как рванет.

– Ну, Мэй, ты и выдумщица! – рассмеялся он.

– Есть такое, – потерлась альфарка носом о его шею.

– Я давно работаю с его материалами, но такое впервые. Как интересно. Оборудование вышло из строя на моменте внедрения оплодотворенного ядра в энуклеированную яйцеклетку. И вот тогда начался колоссальный выброс энергии. Да... вот здесь... – он бегло просматривал ряды данных и все что-то бормотал. – Будь зачатие обычным, оно не произошло бы, или в случае с магически сильными существами было бы отторжение. Думаю, Габ сможет иметь потомство только от своего вида. Его семя слишком сильно, чтобы его могли выносить обычные существа.

– Бедный дракончик, – покачала головой Мэй.

– Но знаешь, сколько полезных выводов я смог на этом получить? Вот смотри... – он оглянулся, стремясь показать и рассказать любимой о своих достижениях, но внезапно замолк.

Она была так близко, невероятные глаза возбужденно сверкали, вглядываясь в мелькавшие на экране значки, губы были приоткрыты в легкой предвкушающей улыбке. Дыхание Тера пресеклось, сердце неистово забилось, желание накатило обжигающей волной, сметающей все мыслимые преграды. Он обхватил альфарку за талию, рывком переместил перед собой и впился неистовым поцелуем в ее губы. Наука, страсть, любимая женщина, все перемешалось в единые комок вожделения и экстаза. Разве может быть для него быть что-то лучше? Запустил пальцы в ее волосы, вторая рука собственнически гладила обнаженную спину Мэй, ее ладони ловко скользили по его груди, плечам и шее. Что-то болезненно прекрасное разрасталось внутри Теркая, грозя заполнить его всего до капли, до последней клеточки. Он уже не видел и не слышал ничего вокруг, только чувствовал нежную кожу Мэй под ладонями, ее горячие, сладкие поцелуи.

Когда он нашел силы оторваться от ее губ и скользнул языком по шее, она тихо и радостно засмеялась, что всколыхнуло еще больших вихрь новых эмоций у альфара.  Он подхватил ее под ягодицы и посадил на стол, продолжая ласкать шею, постепенно переходя на оголившееся плечо, с которого скомкав ткань платья стянул рукав. Мэй запустила обе руки ему в волосы и приникла к нему, откинув голову. Тер на миг отстранился, окинул безумным взглядом любимую, заваленный разными бумагами и приборами стол и, победно улыбнувшись, щелкнул пальцами. На уже чисто убранном столе появилось мягкое покрывало из белого короткого меха, на которое альфар властно и аккуратно толкнул ставшую обнаженной Мэй. Он и сам был уже без одежды, с наслаждением провел ладонями по ногам альфарки, забрасывая их себе на поясницу, и наклонился над ней, опираясь в стол руками над ее плечами и безотрывно глядя в ее темно-фиолетовые глаза. Она подалась вперед, прогнувшись в спине и коснувшись небольшой грудью его кожи, обвила руками шею Тера и выдохнула ему в рот: «Мой… мой… мой!»

Поцелуй вышел глубокий, чувственный. Слишком долго они ждали, слишком долго скрывали свои чувства друг от друга, да и от себя самих. Ее пальцы скользили по спине Тера, периодически впиваясь ногтями и поглаживая мышцы, спускались на его ягодицы, страстно сжимая их. Он целовал ее шею, плечи, ключицы, грудь, не осознавая больше ничего, стремясь быть еще ближе, еще полнее. В какой-то миг он выпрямился и переместил ладони на бедра альфарки, чтобы теснее притянуть ее к себе, резко войти в нее под удовлетворенный стон Мэй и начать медленно двигаться.

Она распахнула глаза и посмотрела на Тера, закусила губу и провела ногтями по коже его груди, волосы бронзовыми волнами рассыпались по белому меху и ее плечам. Мэй протянула руки, обхватила его за спину и заставила нагнуться, лечь на нее, чтобы прерывисто прошептать альфару на ухо:

– Я хочу… сейчас…

Он замер, тесно прижимаемый ее ногами, и заглянул любимой в глаза, полные невысказанной просьбы, вожделения и безграничной нежности. Тер каким-то чутьем или по выражению глаз понял, что именно хочет она и улыбнулся.

– Это… несколько… не своевременно… – еле выговорил он.

– Прошу… для меня… – томно проговорила Мэй, выгибаясь навстречу его телу.

Он двинул бедрами и приник к ее губам, чтобы следом отстраниться и, глядя ей в глаза под мерные движения, хрипло начать:

  Очей прелестных огонь я обожаю,

И на земле иного я счастья не желаю,



Александра Таран

Отредактировано: 28.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться