Безумное пари

Размер шрифта: - +

8 глава

Таксисту она назвала свой адрес. Имела полное моральное право ехать прямиком к Данилу, коль уж бестолковая авантюра с газетой и «Мерседесом» завершилась логичным пшиком. Однако сам собою с языка сорвался домашний адрес, хотя и ехать было значительно дальше.

Маша нахмурилась: да что ж такое, выходит, даже уйдя от Мельникова, она все еще находится под его влиянием? Собралась было исправить ошибку, уже открыла рот, чтобы дать таксисту новые указания, да так и не решилась. Вернее, поняла, что, не задумываясь, сделала правильно. Не нужно спешить. Не в ее положении. Сначала хорошо бы все обмозговать. Данилу, поди, не слишком понравится ее своеволие.

Марина Станиславовна сдержала удивление, увидев дочь на пороге в столь поздний час. Не кинулась расспрашивать, что произошло, справедливо рассудив, что та сама все расскажет, когда посчитает возможным. Лишь ненавязчиво предложила поужинать, да после отказа постелила на кушетке в маленькой комнатке рядом с парализованной бабушкой.

Родной дом почему-то показался чужим. Не в том дело, что квартирка была тесна для четверых обитателей. К тесноте Маша привыкла, всю жизнь в ней жила. Что-то другое не давало покоя. Не было ощущения дома, где можно расслабиться, и это угнетало больше всего.

Она задумалась. А где бы она хотела сейчас оказаться? Какое место смогла бы назвать домом? Квартиру Данила? Вернее, его комнату? Комнату – возможно, но разве ее можно отделить от квартиры? Там хозяйка Валентина Федоровна, рядом с ней трудно чувствовать себя уютно. Нет, и то место Маша тоже не могла назвать бы домом.

А что могла бы? Где он, ее дом? Там, где она прожила последний месяц? У Мельникова? Там к ее услугам были не только отдельная комната, но даже ванная и туалет. С точки зрения жизненных условий – более чем приемлемо. А вот с позиции душевного комфорта… Это место еще меньше подходило под определение дома.

Дом – это некая географическая точка в пространстве, предназначенная для отдыха от всего, даже от мыслей, место, где можно быть самим собой. В квартире Мельникова это было немыслимо – попробуй расслабиться, когда за стеной бродит… бродит кто? Враг? Нет, не далее как полчаса назад Маша уже задавала себе этот вопрос и пришла к выводу, что Кит ей вовсе не враг, а просто недруг. Но даже если так – какая разница? Разве можно назвать домом место, где за дверью если не раздаются шаги недруга, то могут раздаться в любую минуту. Где громко орет ненавистный джаз и нет сил попросить хозяина убавить громкость.

Данилин дом… это Данилин. И его матери. Маша всегда чувствовала себя там чужой. Надеялась, что после свадьбы все изменится. И где она, их свадьба?

В душе заворочалась надежда. А почему, собственно?.. Почему она считает, что свадьбы не будет? Между прочим, по срокам они ничего не пропустили – впереди еще неполные три недели. Вполне можно успеть подготовиться. Платье можно купить за день. Вот только…

Согласиться ли Данил жениться? Маша ведь разорвала контракт, не посчитав необходимым посоветоваться с ним. Она сама приняла решение, от которого во многом зависела их будущая совместная жизнь. Понравится ли это Данилу? Нет, однозначно не понравится, тут даже гадать нечего. Единственное, о чем еще можно было рассуждать, так это о том, простит ли он ее выходку или нет. С одной стороны, Маша была уверена в его любви, и тогда не имелось оснований для сомнений: раз любит, то непременно простит. С другой – она прекрасно знала, что газета и «Мерседес» были его самыми большими мечтами. И даже если Данил простит ее, то вряд ли когда-нибудь сможет забыть, что именно Маша не позволила сбыться его надеждам.

Так готовиться к свадьбе или не стоит? Хотя бы морально. Надеяться на семейное счастье, или теперь, когда не далее как полчаса назад собственными руками подожгла мост, соединяющий ее со счастливым будущим, это было бы слишком наивно?

Уверенность в правильности решения не то чтобы покинула ее, но как будто несколько пошатнулась. За себя Маша могла порадоваться – она избавилась от тяжелой обузы. А вот реакция Данила тревожила. И даже не столько реакция, сколько само его будущее. Он ведь уже уволился из газеты, уже, поди, во сне видел себя предпринимателем на «Мерседесе», а тут…

Что «тут», она не успела додумать. Была уверена, что не сможет заснуть эту ночь, приготовилась крутиться с боку на бок на узенькой кушетке с вредными пружинами, без конца впивающимися в тело. Но под тяжелое посапывание бабушки незаметно для себя отключилась.



Наталья Боталова

Отредактировано: 02.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться