Безумное пари

Размер шрифта: - +

15 глава

И воскресенье, и утро понедельника Маша успешно играла роль сладкой идиотки. Охотно смеялась над шуточками Мельникова, порой довольно остроумными. Целый день почти не отходила от него, живо отзываясь на любые предложения: на пляж так на пляж, вечером в Большой на «Тоску» - пожалуйста, с удовольствием.

От ее неожиданной лояльности Мельников пришел в полнейший восторг. Он весь день был в ударе, сыпал шуточками и комплиментами, рассказывал какие-то забавные истории из их с Орловым общей юности.

Впрочем, истории были не только забавными, но и поучительными, многие поясняющими. Наконец-то Маше стало понятно, почему лучшие друзья выбрали столь разные дороги в жизни. Если верить Киту, выходило, что отец едва ли не с детства настраивал его на большое будущее. Сам Мельников-старший был прокурором и весьма влиятельным человеком. Но сыну соваться в юриспруденцию не советовал – дескать, на семью вполне достаточно одного юриста. Но и отговаривать не отговаривал. Советовал приглядеться к Институту нефти и газа. Времена были еще советские, но прокурор прекрасно видел, что изнутри социалистическая система сгнила до основания, и было понятно, что долго она не продержится. Альтернативные же источники энергии еще никто не изобрел, и было очень сомнительно, что изобретет в ближайшее время. Зато научный прогресс шагал семимильными шагами, и для всех технических новинок нужны были или электричество, или газ, или бензин.

В общем, папеньке своему Никита был премного благодарен за науку. Больше того, тянул за собой и Данила: мол, верное дело предлагаю. Но Орлов уперся рогом: нет, будущее за журналистикой – если она не дала дуба за предыдущие тысячелетия, то и впредь будет живее всех живых. А альтернативная энергетика-де появится в ближайшие время.

Вот и… Собственно, какие могут быть претензии? Как говорится, кто на кого учился. Чей прогноз оправдался, тот и будет ездить на «Мерседесе».

Что ж, это многое объясняло, но никаких принципиальных открытий из сей откровенности не последовало: главное Маша знала и так, а нюансы теперь интересовали ее меньше всего.

Обновление от 18.08

У входа в офис Мельникова поджидала какая-то женщина. Очень скромно одетая, в руках она держала совершенно шикарный букет и обыкновенный пластиковый кулек с нарисованными на нем легкомысленными цветочками. Едва завидев Кита, дама побежала ему навстречу. Дабы не мешать, Маша продолжила путь самостоятельно, но успела услышать, как женщина торопливо заговорила:

- Спасибо! Спасибо, миленький, родненький! Если бы не вы…

Тут зашипели, открываясь, створки лифта, и сбивчивая речь странной дамы утонула в этом шуме. Войдя в кабину, Маша краем глаза успела заметить, как посетительница настойчиво сует в руки Мельникова цветы и пакет. От последнего тот решительно отказался, а вот судьба букета осталась для Маши невыясненной: узкие дверки лифта сомкнулись, закрыв ей доступ к любопытной картинке. А жаль. Ей ведь сейчас нужно насобирать как можно больше компромата на Мельникова – глядишь, какая польза выйдет. Даже если не пригодится – все равно интересно. нужно будет Аллу расспросить, может, в разговоре ляпнет чего лишнего.

Работы было много – самое время квартального отчета. Этим, конечно, занимаются бухгалтеры, Маша вроде рангом чуток повыше. Но цифры сверять все равно нужно – чтобы иметь возможность планировать работу предприятия на будущее, нужно хорошо знать о прошлых успехах или просчетах.

Цифры она любила. Иной раз они могли куда красноречивее слов рассказать о ком-нибудь. Вот и сейчас… Не будь рядом Кусакиной, Маша не удержалась бы и потерла руки в предвкушении битвы. Попался, голубчик! В графе «Благотворительность» красовалась не совсем круглая, зато очень впечатляющая сумма: «648 244. 08».

Обновление от 31.08.

Опаньки! Вот оно. Какая благотворительность? Маша собственными ушами слышала, каким издевательским тоном Мельников сказал Данилу: «Я благотворительностью не занимаюсь». И куда же ушли шестьсот сорок восемь тысяч рублей? Она хитро прищурилась: надо же, для правдоподобности еще и восемь копеек приписал. Интересно, кому это он взятку давал с копейками? Или это от курса доллара? Ну да, наверняка. Теперь уже не проверишь, какой был курс Нацбанка на тот момент. Ничего-ничего, и без курса попался. Теперь понятно, как он укрывает налоги: с одной стороны, при помощи «благотворительности» уменьшает прибыль, с другой – она дает ему право на некоторую налоговую льготу. Ох, и дурак же Мельников! Надо же было подпустить собственного врага к таким документам.

Впрочем, о том, что Маша ему враг, он пока еще не догадывался. Видимо, посчитал ее полной дурочкой, раз она так легко доверила свою судьбу Орлову. Потому и решил, что она для него не представляет ни малейшей угрозы. Что ж, отлично. Ей только на руку его беззаботность.

Незаметно стрелка часов приблизилась к одиннадцати. Алла потянулась за столом:

- Ну что? Чайку?

Вопрос был излишним – они каждый день в одиннадцать устраивали себе маленький перерыв. На правах, вернее, обязанностях младшей Маша взяла чашки и отправилась за кипятком в холл, где стоял куллер. Пожарники строго следили, чтобы чайников в отделах не было, и прогуляться за кипяточком не представляло ни малейшего труда, к тому же там всегда кто-нибудь попивал кофе, и можно было разжиться последними новостями.

Обновление от 01.09

Сейчас там стояла только Регина. Мария невзлюбила ее с первого взгляда – та окатила ее таким презрением, когда Данил привел знакомить невесту с другом, что до сих пор при встрече с секретаршей Мельникова ее передергивало. Маша вынуждено поздоровалась и склонилась над аппаратом. Подошла еще одно сотрудница. Не желая мешать Марии, пристроилась рядом с Региной:

- Привет. Что там слышно у начальства?



Наталья Боталова

Отредактировано: 02.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться