Безвременье. Империя Невидимых

Глава 6

Тени исчезают при свечах

Неожиданно в тишине кабинета раздался урчащий звук голодного живота. Диана в ужасе ойкнула и покраснела.

- Извините! – чуть слышно произнесла она и смущённо опустила голову. – Просто со вчерашнего дня мы ничего не ели.

- Так чего же вы молчали? – не на шутку рассердился Дмитрий. – Да и я, признаться, хорош, нечего сказать! Совсем забыл о законах гостеприимства. Давайте продолжим разговор за обедом в харчевне семнадцатого века, – предложил Дмитрий.

- А еда с тех пор не испортилась? – усмехнулся Гордевский, отвечая шуткой на шутку, и скептически вскинул бровь.

- Александр, ты зря смеёшься, - серьёзно заявил Дмитрий. При этом он заговорчески глянул на Диану, будто она была с ним заодно в этом розыгрыше.

- Ты хочешь сказать, что можешь угостить нас только заплесневелыми сухарями? – звонко рассмеялась она. – Во дворце нет повара?

- Да, повара нет, - подтвердил Решетилов и для убедительности развёл руками. С серьёзным выражением лица он начал подтрунивать над новичками, не знакомыми с местными обычаями. – Готовить некому. Поэтому мы питаемся древними холстами, ведь всё остальное в Эрмитаже несъедобно.

- Да, картины, наверняка, имеют очень пикантный вкус, - сострил Саша.

- О, они просто великолепны! – утвердительно кивнул Дмитрий и продолжил очень серьёзным голосом: – Мы соскабливаем с них краску, отмачиваем в молоке и затем долго разжёвываем, получая наслаждение.

Саша и Диана переглянулись, уже сомневаясь в том, что всё это шутка. Если на то пошло, то они понятия не имели, как живут Невидимые и чем питаются. Может, для них вполне нормально есть холсты. Это настораживало, так как новички не горели желанием жевать древние полотна. Даже мысль об этом приводила их в ужас.

- Пойдёмте, выберем какую-нибудь аппетитную картину, - предложил Решетилов, делая вид, что не заметил смущения гостей.

При этом он подошёл к прозрачной стене и дотронулся до неё рукой. Стекло пошло рябью, и в том месте, где лежала ладонь Дмитрия, начало появляться нечто тёмное. Пятно золотого цвета стремительно расплывалось по прозрачной поверхности, начиная приобретать очертания двери. И вот уже в следующий миг та самая дверь, через которую молодые люди попали внутрь стеклянного куба, распахнула свои створки, чтобы ребята могли вновь вернуться во дворец.

Сделав всего лишь один шаг, Диана, Саша и Дмитрий снова влились в великолепие Эрмитажа. Девушка с тоской оглянулась назад, но двери уже надёжно скрыли от её взгляда прозрачное помещение. При этом сами золотые створки начали таять в воздухе, пока на их месте не оказалась абсолютно ровная гладь стены, без намёков на дверь. То ли девушка уже привыкла к такому поведению двери, то ли уже просто перестала чему-либо удивляться, но она совершенно равнодушно отвела взгляд от стены, чтобы разглядеть зал, в котором они оказались.

Как и говорил Решетилов, дверь имела особенность вести себя довольно своенравно и отличалась любовью к путешествиям. Именно поэтому она вывела друзей туда, куда ей заблагорассудилось. Если до этого Саша ещё и пытался запомнить путь, по которому вёл их Решетилов к золотой двери, то сейчас он озадаченно оглядывался, не понимая, где же они находятся. На стенах висели копья и ятаганы, а под стёклами витрин виднелись непонятные осколки камней и нечто, напоминающее монеты.

- Здесь нам поесть не удастся, - отметил Дмитрий, бегло осмотрев экспозицию, а затем недовольно проворчал, осуждая поведение двери: – Ведь она же знала, что мы собирались обедать, и специально вывела нас подальше от картин! Вот в такие моменты я готов отказаться от её услуг вообще! – его голос зазвенел негодованием. – Но она, негодяйка, знает, что рано или поздно я всё равно захочу попасть в кабинет. А путь в него лежит только через неё! Поэтому она и важничает, - закончил он свою тираду усталым вздохом и направился к ближайшему выходу из зала.

Диана только и успевала вертеть головой по сторонам, с любопытством рассматривая выставку. Один зал сменялся другим, и девушка с удовольствием бы остановилась хоть на мгновение, но провожатый быстро шагал дальше, не давая возможности осмотреться.

Сначала Гордевский шёл с видом завсегдатая, уже успев разобраться в какой части Эрмитажа они находятся. Однако череда каких-то невзрачных лестниц и тайных ходов, о существовании которых Саша даже не подозревал, ввела его сознание в ступор – он уже не понимал, куда они идут и где вообще находятся. Он даже не заметил, как в руках Дмитрия появился бронзовый подсвечник с горящими в нём свечами.

Толкнув массивную дубовую панель, скрытую отделкой зала и богатой резьбой, Решетилов шагнул в темноту. Ещё мгновение, и неясный свет свечей, зажжённых в подсвечнике, озарил арочные своды длинной потайной галереи.

- Чего вы там стоите? – послышался голос Дмитрия. – Идите сюда!

 

* * *

Диана и Саша вошли в тайный ход. Дмитрий закрыл за ними панель, отчего сумрак сгустился. Пляшущие неведомые тени, зловеще поползли по стенам, а по полу пробежала потревоженная мышь. Увидев её, Диана в ужасе закричала и инстинктивно прижалась к Дмитрию, отчего парень выронил подсвечник. Вся компания тут же оказалась в кромешной тьме. Это обстоятельство обострило страх девушки, и она судорожно вцепилась в руку юноши.

- Что с тобой? – обеспокоился Саша, вглядываясь в непроницаемый сумрак, пытаясь понять, что произошло.

Тем временем Дмитрий отодрал от себя намертво прицепившуюся девушку и поднял подсвечник. Коснувшись пальцем фитиля, он по очереди вновь зажёг все три свечи, которые осветили перекошенное от страха лицо девушки.

- Ты чего орёшь? – не понял Саша, воинственно озираясь по сторонам, собираясь наброситься на то неизвестное, что так напугало его спутницу. Что ни говори, а он уже привык заботиться о Диане.



Яна Гущина

Отредактировано: 10.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться