Безымянная Колючка

Размер шрифта: - +

Новое от 18.10. Глава десятая

Глава десятая

Я еще студенткой стать не успела, но уже раз сто услышала про правила, распорядки и прочие ограничения. Надо же, а все вокруг только и твердят, что таких гулянок, какие устраивают старшекурсники, больше нигде не найти. Либо распорядок – дырявая ширма, либо слухи о качестве гулянок, мягко говоря, преувеличены.

Воспитательница, между тем, отобрала у меня ключ, вставила его в замочную скважину, провернула дважды по часовой стрелке и один раз – обратно. При этом звуки были такие, словно в небольшом отверстии работала тысяча шестеренок и сотня механизмов. Когда шестеренки стихли, раздался звонкий щелчок – и дверь открылась.

— Новый пароль придумай сама, - последовало новое наставление, - посторонним, включая меня, говорить его нельзя. Если опоздаешь на завтрак, обед или ужин – будешь ходить голодная.

Я не стала уточнять, что поняла это несложное правило без разжевывания, и поскорее нырнула в комнату. Наконец-то я осталась одна, без посторонних глаз, ушей и нравоучений. Даже сказать не могу, что меня злило больше всего: наставления или постоянные зыркания на отпечатанное на моем лице уродство.

Комната оказалась… Простой, но просторной. Теперь я поняла, почему все комнаты располагались на первом этаже. Потому что, по крайней мере, одну лестницу на второй этаж я видела прямо перед собой. Еще даже не осмотревшись как следует, точно знала, что даже дома мне не было так просторно, как будет здесь. Еще бы не гранитная тяжесть в ногах – и мою жизнь можно считать удавшейся. Ну, на первое время.

На первом этаже моей комнаты располагалась небольшая гостиная, обставленная безвкусной казенной мебелью. Коридор налево вел в то, что я окрестила кабинетом, но смахивало оно скорее на очень неудобную комнату для занятий. Я уже знала, что именно отсюда начну наводить свой лад, потому что на все ближайшее время — это место станет моей альфой и омегой. Направо располагалась ванна. Чистая, я бы даже сказала – вылизанная до блеска.

На втором этаже места оказалось в разы меньше: крохотная спальня с видом на замерзшую реку и такая же крохотная лаборатория. В алхимии и всяких банко-скляночных науках я была не сильна, поэтому понятия не имела, для чего предназначена большая часть инвентаря. Хотя что такое горелка и перегонный куб знаю, и имею некоторое представление, с какой стороны к ним подходить, чтобы обойтись без членовредительства.

Приятным сюрпризом стала еще одна лестница, спрятанная между двумя вмурованными в стену ящиками, предназначенными для хранения компонентов и реагентов. По лестнице я поднялась (хотя тут уместнее было бы сказать «взобралась») на третий этаж и очутилась в круглой комнатушке с потолком, уходящим под остроконечную крышу. Так, что тут у нас: стойка с цепью, глубокие рытвины на каменной кладке, специфический запах. Похоже, комната для подопытных.

Вниз я едва сползла и первым делом отправилась смывать с себя дорожную грязь. Заодно на чем свет стоит ругая и колодку, и императора, и всех, кому в голову пришла «блестящая идея» сделать мое передвижение еще более тяжелым.

Тяжелее всего оказалось не уснуть в теплой воде. Я физически ощущала, как каждая кость в теле, каждая мышца требуют отдыха. Пришлось напомнить себе, что моему плану не пойдет на пользу позорное исключение за прогул в первый же учебный день, и буквально за шиворот выволочь себя в комнату. Переодеваться пришлось в старое – другой одежды у меня не было.

Чтобы не терять время и на всякий случай исключить возможность опоздания, взяла толстую кипу бумаг, о которых говорила воспитательница, бумагу о своем зачислении – это если кому-то захочется поумничать на мой счет – и вышла из комнаты. Предстояла долгая и невеселая головоломка под названием «найди столовую». Долгая потому что я понятия не имела, где нахожусь, а невеселая – из-за невозможности обратится к кому-то за помощью. Не потому, что гордыня, а потому что в моем теперешнем положении любая мало-мальски родовитая мелочь посчитает своим долгом высмеять меня и плюнуть на спину. Или, и того хуже, поколотить. Потому что у рабыни нет пола и возраста, и даже если она выглядит худой, костлявой и дохлой – это не повод ослабить удар.

Из Башни пустозвона я вышла во внутренний двор. Несмотря на раннее утро, здесь уже было полным-полно народу. В основном, конечно, студентки в сопровождении своих свит. Я мысленно пожелала себе терпения, всунула голову в плечи и двинулась дальше, стараясь выглядеть как можно менее заметной. Похоже, без помощи приставучего библиотекаря мне никак не обойтись. Пока он оказался единственным среди местной братии, кто не пытался мне навредить ни физически, ни морально. И повод есть: забрать учебники.

Ориентируясь в большей степени на свой внутренний компас, я повернула в каменную арку. И надо же было такому случиться, что когда практически миновала ее, мне навстречу вышел уже знакомый наглый задира. Имя я, как водится, не запомнила. Попытка спрятаться не увенчалась успехом: тип пер прямо на меня. И да, он меня узнал.

— Стоять, Безымянная. – Он так резко ухватил меня за локоть, что меня развернуло. Если бы не его хватка – завалилась бы ко всем бесам прямо ему в ноги.

— Отпусти меня, - стараясь сохранять спокойствие, попросила я. В смирении нужно очень-очень крепко практиковаться. Еще ничего не случилось, а меня уже разрывает от желания плюнуть ему в рожу. Ненавижу, когда меня хватают, когда какой-то набыченный осел считает, что имеет право протягивать ко мне руки. Хорошо все-таки, что таум мне недоступен, и у меня нет заклинаний вроде «испепеление» или, на худой конец, «гниение».



Айя Субботина

Отредактировано: 03.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться