Безымянная Колючка

Размер шрифта: - +

Новое от 01.12. Глава пятнадцатая

Глава пятнадцатая

Послышались крики, кто-то завизжал.

Я глазом моргнуть не успела, как снова громыхнуло. Шипящая огненная вспышка озарила лабораторию, охнула и раскатилась волной жара. Я попятилась к двери, но делала это недостаточно быстро из-за треклятых окаменевших ног. Будь оно все неладно, из-за чьей-то паранойи я могу запросто сгореть. Мимо меня пронеслась группа студенток, среди которых я узнала перепуганную рассказчицу. Она-то и налетела на меня, сбила с ног, прокричала что-то срывающимся голосом и бросилась наутек. В воздухе воняло гарью и адской смесью химикатов. Прекрасно, если я не сгорю, меня доконает зловонная гремучая смесь. Или с ума сведет, что вполне возможно, учитывая количество горящих компонентов.

Когда испуганный табун проскакал к двери, я тоже начала отползать. На заднем фоне слышалась возня, но я не обращала на нее внимания. Своя шкура ближе к телу. Новый взрыв только укрепил меня в этом мнении. Я угодила рукой во что-то вязкое и липкое, одернулась проверить, не отрава ли это, – и наткнулась на вентрана. Он валялся на полу в нелепой позе, с выражением наивного непонимания происходящего. А в его лбу торчала стальная спица для смешивания щелочных и кислотных зелий. И теперь вся моя рука была в его крови. Чудесно.

— Помоги… - раздалось оттуда же, откуда я слышала возню. Хриплый девичий стон, настолько тихий, что странно, как я вообще его услышала. – Пожалуйста, прошу…

«Нет, Йоэль, не поднимай голову, уже и так дышать нечем. Ползи к выходу, осталось совсем немного. Если кому-то очень сильно не повезло, это не значит, что его нужно спасать ценой собственной жизни. Парню вон вообще кранты - и ничего, лежит тихонько, не жалуется».

На самом деле я боялась. И лишь попытка все высмеять и представить в нереальном свете помогала держать себя в руках.

— Умоляю! – всхлипнула девушка.

Знаете что? Я редкостная дрянь. Но меня никто и никогда не умолял. Потому что все всегда думали, что от таких, как я, никакой пользы. За долю секунды перед моими глазами пронеслись сцены из жизни, в которых меня всегда отталкивали там, где я действительно могла быть полезна. Я всегда стояла в углу, когда другие сообща плели праздничные венки или жарко спорили о каком-то новом пророчестве, в котором я смыслила больше всех их вместе взятых. Но кто станет просить «пустышку»? Пусть под ногами не путается, и то помощь.

А ведь когда тебя умоляют таким жалобным, умирающим голосом – это то еще испытание воли. Я не могла пошевелиться, мечась между инстинктом самосохранения и возможностью хоть раз в жизни сделать что-то хорошее. Даже заразам и «пустышкам» это нужно.

«Посмотрю одним глазом - просто чтобы знать, что сделать все равно ничего нельзя», - пообещала себе.

Через завесу черного дыма и высокие – в половину моего роста – языки пламени, которые жадно поглощали все вокруг, мало что видно. И все же я увидела ее: худую рыжую девчонку-гаронну. Именно она бросилась на звук шипящего зелья, и теперь отпадали последние сомнения о причинах взрыва. Ох, Взошедшие, и они еще упрекают мою сестру в том, что та устроила огненную ловушку? Да тут впору некоторым нерадивым студентам руки отрывать.

Девчонка распласталась на полу, лицом вполоборота вниз, голова в крови, а один глаз выглядит так, что я сомневалась – есть ли он вообще. А еще ее основательно придавил к полу упавший шкаф. И все же она каким-то чудом осталась в сознании и даже понимала происходящее. Пока я со всей возможной скоростью ползла к ней - соображала, как смогу ее вытащить. Шкаф мне не поднять. Но я видела вполне приличный просвет между ним и краем стола, который держал основной его вес и не дал расплющить девчонку окончательно. Если бы у меня была какая-то крепкая палка, я бы могла использовать ее в качестве рычага.

— Пожалуйста… не дай мне… умереть… моя семья…

— Заткнись, береги силы.

Мой взгляд упал на ножку раздавленного стула. Достаточно длинную и крепкую, подходящую для реализации моей задумки. Одна проблема – лежит она в самой центре горящей кучи. И если я не потороплюсь, то станет совсем непригодна. Я зажмурилась, прокляла все на свете и в первую очередь – свое малодушие. Да-да, именно малодушие, потому что именно оно не позволило мне спастись.

Добровольно лезть в огонь – это, скажу я вам, то еще «удовольствие». Но труднее всего побороть в себе инстинктивное желание одернуть руку. Я заорала, как резаная. Пусть засранка знает, что мне тоже больно. А еще так банально легче переносить боль. Ухватилась за ножку, что есть силы потянула, высвобождая из-под хлама. Потом бросила ее на пол, схватила наполовину тлеющую книгу и сбила пламя.

— Эй, ты живая еще?

— Да… кажется, - прошептала девушка.

— Слушай внимательно: сейчас я приподниму шкаф. Постарайся выбраться как можно быстрее. Долго держать не смогу. На счет три, договорились?

— Да.

Встав на колени, я подсунула «рычаг» под тот край шкафа, что полулежал на опрокинутом столе, собралась и, как следует, разозлилась. Благо боль в обожженной руке служила отличным к тому катализатором. «Будет тебе наука, идиотка ущербная, если сдохнешь вместе с этой полоумной. Но она хоть за дело, а ты – за глупость».



Айя Субботина

Отредактировано: 03.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться