Безымянная Колючка

Размер шрифта: - +

Новое от 25.12. Глава восемнадцатая

Глава восемнадцатая

— Эти книги стоят не на месте.

Я сняла несколько старых потрепанных томов по теории математики, которые непонятно каким образом попали на полку со справочниками и манускриптами по демонологии.

Глер высунулся из-за стеллажа, бросил на меня быстрый взгляд, пожал плечами и снова исчез.

Шел второй день отработки моего дисциплинарного взыскания. И эти полтора дня я была счастливой, как никогда с момента моего поступления в Аринг-Холл. И даже компания мерзкого Глера не могла помешать наслаждаться своей стихией. «Наказать» меня неделей отработки в библиотеке – все равно что утопить рыбу в реке. Я с упоением ждала, пока закончатся лекции и практические занятия и, окрыленная скорой встречей со своими лучшими друзьями, книгами, спешила в библиотеку.

За инцидент в башне пришлось заплатить. Точнее, не совсем за него. Дело в том, что когда магистресса Кларанса увидела меня, «упавшую с лестницы», она была в еще большей панике, чем я. Ведь только я притворялась, а вентрана находилась в шаге от истерики. Я быстро сообразила, что к чему: если всплывет, что я отлучалась с ее разрешения, то влететь может не только мне, но и ей. Особенно если откроются странные вспышки в сгоревшей башне. В общем, старательно изображая готовность к самопожертвованию, предложила сделать вид, что я никуда не уходила. Остальные студенты так увлеченно скребли перьями в своих тетрадях, что вряд ли мое долгое отсутствие кому-то бросилось в глаза. Взамен этого мы скажем, что я просто нарушила правила обращения со светящимся порошком. Магистресса даже не пыталась отнекиваться, сразу подхватила идею.

Спустя полчаса после инцидента нас по очереди вызвали к ректору, где мы убедительно и «честно» рассказали о случившемся - придуманную нами историю. Я опасалась, что ректор не поверит мне и поставит императора в известность, а уж его дознаватели живо вытянут из меня всю правду. Но кто-то на небесах решил, что пока бед с меня хватит, а потому мне посчастливилось отделаться воспитательным взысканием сроком на одну неделю. Когда же стало известно, где мне предстоит его отрабатывать, моей радости не было предела. Тем более позже выяснилась еще одна приятная сторона наказания: Рэн на дух не переносил запах библиотеки и не доставал меня своим присутствием. Правда, это не отменяло того факта, что мне и дальше приходилось выполнять его поручения, и у меня не было другого выхода, кроме как заниматься этим прямо на лекциях или во время практических заданий. Если так пойдет дальше, я в совершенстве овладею мастерством маскировки. А заодно поднаторею в каллиграфии, лекарском деле, составлении монографий и прочих скучных дисциплинах, на которые Рэн не считал нужным убивать время.

Я переставила книги в нужную секцию и, довольная, отряхнула ладони. Понятия не имею, за какие заслуги Глер получил место библиотекаря, но в этом деле он ничего не смыслил: постоянно путался, подолгу соображал, в какой секции искать нужные книг. К концу первого дня я заметила, что Глер под любым предлогом перекладывает на меня все запросы относительно книг, которые не стоят прямо у него перед носом. Большую часть времени он проводил либо у окна, таращась куда-то вдаль; либо в подсобке, где прятался от своих многочисленных поклонниц.

— Ну вот, теперь - то, что нужно.

— До сих пор не понимаю, как ты во всем этом разбираешься, - сказал Глер у меня из-за плеча.

— Разве ты не должен разбираться в этом лучше меня?

— Я не настолько хорош.

Я вернулась за свободный стол неподалеку от стойки библиотекаря. Время было позднее, в библиотеке царило затишье. Пара студентов (они сидели здесь едва ли не с обеда) обложились горой книг и, кажется, провалились в какую-то свою реальность. Никто не ждал моей помощи, и я наконец получила возможность заняться своими делами. Невзначай покосилась на Глера, но тот снова занял излюбленное место у окна. Он мог час кряду стоять, как изваяние: скрестив руки на груди, ровный, словно вколоченный гвоздь. Несколько раз меня подмывало спросить, о чем он думает, но каждый раз вспоминала, кто он, а кто – я. И желание постепенно сошло на нет. Есть много других вещей, требовавших моего внимания.

С того самого происшествия в башне мангарские письмена не давали мне покоя. Они и призрак, стараниями которого чуть было не сорвался весь план. Да и я сама чуть было не кончилась. Когда первый приступ паники от встречи с неизведанным прошел и ко мне вернулась трезвость и ясность мысли, я поняла, что в той ситуации могла запросто принять желаемое за действительное. Если бы не сплетни о призраке, которые стремительно расползались по Аринг-холлу, я бы никогда не подумала, что именно он на меня напал. В конце концов, порыв ветра мог просто расшатать доски и поднять кучу пыли. Как оно там… аэродинамический эффект, завихрения – тем меня и метало по залу. А источником вспышек могла стать обычная гроза – пусть и бесшумная. В облаках Арнинг-Холла такое случается. Остальное же додумало воображение.

Но уж символ на полу мне точно не привиделся. И я видела его так же ясно, как в эту минуту стол перед собой. И кончики моих пальцев помнили, какой на ощупь темно-синий порошок. И в тетради остался рисунок.

Пользуясь тем, что у меня на какое-то время появился неограниченный доступ к книгам и я могу брать некоторые из них, не спрашивая разрешения и ничего не объясняя, выбрала несколько фолиантов об истоках таума. Если память мне не изменяет, именно мангарские письмена лежали у его истоков. Если мне повезет, я узнаю, что это за символы и для чего они нужны. Или хотя бы получу следующую подсказку.



Айя Субботина

Отредактировано: 03.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться